Бегство из абортария

Комната страха или что скрывается за дверью абортария

Бегство из абортария

29.05.2012

Человек в медицинском халате не воспринимается массовым сознанием как источник опасности. Врачам принято доверять. И вот, беременная женщина, приходящая в женскую консультацию для учета, может услышать прямо с порога: «А вы не хотите сделать аборт? Да зачем вам ребенок? К чему плодить нищету? Что? Это уже второй? Вы с ума сошли!»

…Я не знаю, почему так случилось. Я плакал и кричал, но меня никто не услышал. Я никогда не увижу солнце, для меня теперь будет всегда только ночь. Наверное, мама не любила меня и не хотела прижать к своему сердцу. Она избавилась от меня. Меня больше нет.

К чему плодить нищету

Человек в медицинском халате не воспринимается массовым сознанием как источник опасности. Врачам принято доверять. И вот, беременная женщина, приходящая в женскую консультацию для учета, может услышать прямо с порога: «А вы не хотите сделать аборт? Да зачем вам ребенок? К чему плодить нищету? Что? Это уже второй? Вы с ума сошли!»

На «прерывание» идут легко, точно хотят удалить зуб или вырвать гланды. Но многие женщины спрашивают врача: «Это ребенок?» «Нет, — уверяют ее, — это продукт зачатия, комок ткани». Они лгут, абортмахеры (так называют врачей, специализирующихся на абортах), они каждый день видят этих нерожденных детей, с ручками и ножками, с закрытыми, теперь уже навсегда, глазками…

Если мать зачала долгожданного ребенка – она, как только узнала об этом, говорит: «у меня ребеночек!» Но если она не хочет рожать, – то это для нее уже не ребенок, а «плод».

Сегодня это бесспорный научный факт: человеческая жизнь начинается с момента зачатия, и микроскопически маленькая клеточка есть уже уникальный и неповторимый человек, другого такого никогда не будет. С помощью ультразвука медики научились фотографировать еще не родившихся малышей: дети в материнской утробе зевают, улыбаются, плачут.

Православная церковь устами святителя Василия Великого говорит: «Умышленно погубившая зачатый во утробе плод подлежит осуждению, как за убийство». Да, убийством является прерывание человеческой жизни на любом ее этапе.

причина, толкающая женщин на аборт: дети – это обуза, лишние проблемы, мешающие пожить в свое удовольствие. Подобным образом рассуждают и мужчины. Если бы все они, все вокруг знали правду!.. Разве будут счастливы вместе те, кто по обоюдному согласию убьют свое дитя, чтобы оно не стояло на пути к их счастью? Разве кровь убитых младенцев не падет на весь род убийцы?

Из врачебной клятвы Гиппократа только в ХХ веке выбросили строку: «Не допущу беременных женщин до аборта. Сохраню в чистоте и святости мою жизнь и мое искусство».

У нас принято скрывать за гладкими, обтекаемыми формулировками страшные по своей сути вещи. Многие ли знают, что в действительности стоит за словами «искусственное прерывание беременности»?

Безмолвный крик

Есть разные способы «прерывания». На ранних стадиях беременности обычно прибегают к вакуум-аспирации. Суть метода заключается в том, что как пылесосом высасывают мусор из ковра — так же и младенца высасывают из материнского лона. В матку женщины вводится пластмассовая трубка с острыми краями. Тело ребенка разрезается на части и отсасывается наружу в специальную емкость.

На экране прибора УЗИ отчетливо видно, как ребенок раз за разом пытается увернуться от вакуум-отсоса, быстро и тревожно двигается. Частота его сердцебиения при этом удваивается. Наконец, когда тело пойманного ребеночка начинают расчленять, его рот широко раскрывается в беззвучном крике. Он чувствует дикую боль, но никакого обезболивания для плода при аборте не предусмотрено.

Если беременность более поздняя, в матку вводится кюретка – острый, петлеобразный нож. Этим ножом разрезается на части ребенок и им же выскабливается полость матки.

Инструментом, похожим на щипцы, абортмахер захватывает ручку, ножку либо другую часть тела ребенка и скручивающим движением отрывает ее. Детскую головку вслепую раздавливают щипцами, иначе ее не вынуть.

Зачастую эта изуверская операция сопровождается тяжелыми повреждениями матки и обильными кровотечениями.

После опорожнения матки медсестра собирает все частицы расчлененного тельца, дабы убедиться, что все извлечено и ничего не осталось внутри. Далее они отправляются в мусорное ведро или откладываются как сырье для производства косметики.

Когда в качестве метода для аборта выбирается солевой амниоцентез, то через брюшную стенку матери в околоплодные воды ребенка через большую иглу подается концентрированный раствор соли. Для малыша это то же самое, что погружение в ванну с кислотой. Несколько часов он бьется от нестерпимой боли, и… выходит из матки, в некоторых случаях погибая уже после рождения.

В конце беременности для аборта применяют «кесарево сечение». Врач разрезает живот матери, потом матку, и извлекает живое, вполне жизнеспособное дитя, которое лишается жизни тем способом, каким захочет убийца. Ребенку, пытающемуся плакать, двигающему ручками и ножками, абортмахер зажимает ладонью личико, заставляя его погибнуть от удушья, или топит в ведре с водой.

Последствия аборта

В наше время «прерывание» сумели представить, как процедуру очень легкую, безболезненную и безвредную. Однако напрасно думать, что легальность аборта делает его безопасным. По поводу послеабортных осложнений в медицинской среде существует заговор молчания либо лжи — ведь индустрия детоубийств приносит немалый доход. Самое страшное то, что эта ложь удобна всем.

Немногие женщины знают о том, что ожидает их во время аборта и после него, о сопутствующих ему воспалительных и инфекционных заболеваниях. При аборте может развиться кровотечение, и если у врача не окажется необходимого количества донорской крови, летальный исход неизбежен.

Но даже донорская кровь зачастую лишь отсрочивает гибель пациентки на несколько месяцев. Часто кюретка абортмахера, действующего вслепую, соскребает слишком глубокий слой слизистой оболочки матки. Тогда образуется рубец и нередко – непроходимость маточных труб.

При полной их непроходимости женщина на всю жизнь останется бесплодной. При частичной – беременность начнет развиваться не в матке, а в трубе, и если это не заметить вовремя, последует ее разрыв и смерть.

Во врачебных документах причиной смерти будут указаны потеря крови, сывороточный гепатит и внематочная беременность, но истинная причина одна – аборт.

У ранее «прерывавшихся» женщин вероятность выкидыша и преждевременных родов при новой беременности возрастает многократно, и медики знают, как отражается аборт на здоровье следующего, рожденного после этого ребенка…

Когда женщина беременеет, душа ее твердо знает – в ее теле растет ребенок. И если, поддавшись чужим подстрекательствам или собственным доводам, она прерывает эту зародившуюся в ней жизнь, то она оскверняет женскую, материнскую природу, из источника жизни превращаясь во вместилище смерти. Такое надругательство над своим естеством просто не может пройти для нее безнаказанно.

Гораздо легче удалить младенца из утробы матери, чем память о нем из ее сердца. В одной книге написано обо всех нас: «Мы бредем по колено в детской крови, но имеем бессовестность спрашивать: “Почему наша жизнь такая трудная и плохая? Почему она полна скорбей и болезней?” Люди сердятся на Бога за то, что Он “злой” и не карает немедленной смертью всех убийц. А если бы покарал?»

Михаил Фомин

Источник: https://abortamnet.ru/komnata-straha-abort.html

Люди, выжившие после абортов

Бегство из абортария
Невероятные факты

Аборт является очень щекотливой темой и предметом жарких споров даже на государственном уровне. Отношение церкви к аборту известно: библия трактует аборт не иначе как детоубийство. Неудивительно, что многие говорят о моральном аспекте этого вопроса.

Однако, в жарких дискуссиях о том, является ли прерывание беременности величайшим грехом, или же это вынужденная мера в некоторых случаях, не стоит забывать, что, в первую очередь, аборт представляет собой сложную медицинскую процедуру.

Как при любом хирургическом вмешательстве, что-то может пойти не так. Как бы это не прозвучало странно, порой аборт может привести к преждевременным родам абсолютно полноценного и сформировавшегося ребенка.

Ниже представлены 10 невероятных историй о людях, утверждающих, что пережили аборт, и о том, что было до и после того, как их матери приняли решение о прерывании нежелательной беременности.

Ребенок выжил после аборта

1. Мелисса Оден (Melissa Ohden)

Девочка родилась в 1977 году далеко не при благополучных обстоятельствах. Мать Мелиссы решилась на солевой аборт, будучи на седьмом месяце беременности.

Прерывание беременности таким способом весьма опасно для здоровья женщины. К тому же, занимает больше времени, чем обычный аборт.

В редких случаях особо выносливые дети могут выжить, однако, как правило, остаются инвалидами.

По словам Мелиссы, вопреки ожиданиям матери девочка всё же вышла из утробы живой и невредимой. После чего женщина выбросила её в мусорный бак, где её нашла медсестра, проходившая мимо. Девушка услышала плач ребенка и достала малышку из бака.

Сегодня Мелисса Оден является активисткой движения против абортов. Женщина осуждает позицию президента Обамы, хоть и не прямо, но всё же косвенным образом, поддерживающего законопроект, разрешающий аборты.

В 2008 году девушка стала мамой в том же самом родильном отделении, где когда-то её собственная мать хотела от неё избавиться.

Поздний аборт

2. Джианна Джессен (Gianna Jessen)

История Джианны очень похожа на ту, которая произошла с Мелиссой, однако с более грустным финалом. Если Мелисса благополучно пережила попытку матери избавиться от неё, то Джианна после неудачного соляного аборта осталась инвалидом.

Мать попыталась избавиться от ребенка в третьем триместре беременности. Девочка выжила, но получила серьезные травмы. Врачи поставили Джианне неутешительный диагноз – детский церебральный паралич.

Мать отказалась от девочки. Позже малышку взяла на воспитание приёмная семья. Несмотря на то, что Джианна не могла ни ходить, ни разговаривать, она сумела преодолеть боль, и научилась многому.

Сегодня женщину сложно назвать ограниченной. Джианна ведет весьма активную жизнь. Хотя её мышцы на протяжении всей жизни были весьма слабо развиты, она упорно занималась спортом, что в конечном итоге привело её к победе в Лондонском Марафоне.

Большую часть своего времени Джоанна проводит, занимаясь социальными проблемами молодежи. Она призывает молодых людей всегда заботиться о своем здоровье, чтобы в будущем избежать подобных трагедий, которая произошла с ней.

Аборт на поздних сроках

3. Сара Браун (Sarah Brown)

Мать Сары Элизабет Браун также решила избавиться от неё, будучи на позднем сроке беременности. Женщина была на 36-й неделе, когда обратилась к врачу.

Доктор Джордж Тиллер (Geore Tiller)был известен во всем Канзасе, благодаря тому, что брался за выполнение абортов даже на последних сроках беременности. Не было зафиксировано ни одного случая смерти пациентки во время аборта. Это, несомненно, делало его хорошим специалистом в глазах общественности.

Матери Сары решено было сделать аборт с помощью хлорида калия. Однако, врач допустил ошибку, введя это вещество в мозг ребенка, а не в сердце. В результате, после смертельной инъекции Сара всё же выжила.

Девочка родилась незрячей. Её слепота стала следствием неудачного прерывания беременности. Примерно в пол года малышка пережила инсульт. Когда Саре исполнилось 5 лет, она умерла, накопив к этому возрасту целый букет различных заболеваний.

Доктор Тиллер был убит в 2009 году активистами одного из движений в защиту нерожденных детей.

Жертва аборта

4. Джозиа Пресли (Josiah Presley)

Кореец, проживающий в Оклахоме, является активистом одного из движений в поддержку беременных женщин. Джозиа и его коллеги делают всё возможное, чтобы отговорить женщину от прерывания беременности.

Сам молодой человек появился на свет после неудачного аборта. Мальчик выжил, однако у него искалеченные руки.

Маленького Джозиа усыновила американская семейная пара. Благодаря приемным родителям, мальчик получил возможность нормально жить и поправлять здоровье, которое некогда было искалечено врачом, делавшим аборт его матери.

Сегодня Джозиа занимается тем, что старается обратить внимание общественности на проблему, которая беспокоит многих. Аборт – это не выход. Именно такую мораль пропагандирует кореец вместе с другими активистами движения в защиту нерожденных детей.

5. Бренди Лозиер (Brandi Lozier)

Бренди Лозиер, уроженка Луизианы, также выжила после того, как мать девочки решила избавиться от неё, будучи на весьма позднем сроке беременности.

Для прерывания беременности женщина выбрала соляной аборт. После введения инъекции врач решил, что плод умерщвлен. Медсестры хотели распорядиться телом, как того требуют подобные ситуации. Однако, неожиданно малышка пошевелила рукой.

Девочка осталась живой после неудачного аборта и выжила, благодаря врачам. Сегодня Бредни также является активисткой одного из движений в защиту нерожденных детей.

Женщина, пережившая ужас аборта, призывает всех задуматься, прежде чем принять столь важное решение.

6. Имре Теглесе (Imre Teglasy)

Эта история уникальна тем, что мать Имре решилась на аборт самостоятельно, не прибегая к помощи врачей.

Родители мальчика были депортированы из своей страны. Женщина обнаружила, что ждет ребенка, находясь в ужасных условиях. Именно поэтому, несмотря на протесты мужа, решилась на прерывание беременности.

Вопреки уготованной ему судьбе, мальчик родился абсолютно здоровым. Однако, по словам Имре, на протяжении всей жизни у него складывались непростые отношения с матерью.

На сегодняшний день Имре является весьма уважаемым человеком, он получил докторскую степень в области литературы и оказывает помощь беременным женщинам, которые сомневаются, сохранить ли плод.

По инициативе Имре была открыта специальная горячая линия для помощи будущим мамам, которые особо остро в ней нуждаются. По утверждению психологов, в депрессию может впасть даже женщина, у которой всё складывается весьма благополучно в жизни.

Неудачный аборт

7. Клер Калвелл (Clair Culwell)

Биологическая мать Клер забеременела в возрасте 13 лет. Девушка обратилась в клинику, чтобы прервать беременность.

Аборт прошел успешно без каких-либо осложнений. Молодая женщина вернулась домой, однако спустя некоторое время стала замечать, что живот все же продолжает расти. Ей пришлось снова обратиться к врачам.

Доктор сказал ей то, чего она услышать никак не ожидала: девушка была беременна. Как оказалось, врачи устранили лишь одного ребенка из пары близнецов. Второго малыша доктора попросту не заметили.

Клер родилась очень слабым и хрупким ребенком. Роды были преждевременными. Нижняя часть тела малышки была в очень плохом состоянии.

Для того чтобы бедренные кости нормально срослись и девочка в будущем могла нормально ходить, срочно требовалась специальная физиотерапия, благодаря которой, малышка в своем развитии не отставала бы от своих сверстников.

Сегодня Клер находится в хороших отношениях со своей биологической матерью и даже называет её героиней. Ведь, когда девушка узнала о том, что вынашивает выжившего из близнецов, она не решилась на повторное прерывание беременности.

8. Керри Холланд Фишер (CarrieHolland-Fisher)

Кэрри стала нежеланным ребенком в своей семье. Девочка появилась на свет после неудавшейся попытки матери от неё избавиться. Всё детство бедняжка терпела насмешки со стороны сверстников по поводу её обезображенной внешности.

Она росла, понимая, что никогда не будет жить нормальной жизнью, что она не такая как все. Деформации тела не позволяли ей быть счастливой, а впоследствии иметь собственных детей.

Для неё стало настоящим ударом признание матери о том, что мать хотела от неё избавиться. Как оказалось, всем своим несчастьям в жизни девочка обязана, в первую очередь, своей матери.

Узнав о беременности, молодая женщина наглоталась таблеток, которые стали причиной того, что плод стал развиваться с отклонениями.

Керри пыталась покончить жизнь самоубийством. После неудавшейся попытки суицида она решила, что второй шанс в жизни ей дан не случайно.

Сегодня Керри счастливая жена, а в ближайшем будущем, несмотря на прогнозы врачей, станет матерью. Таким образом, девушка выжила дважды: после неудачного аборта и после попытки покончить собой.

Керри работает в одной из социальных организаций, чья деятельность направлена на то, чтобы помочь женщинам, оказавшимся в сложных ситуациях. Своими речами она старается убедить женщин в своей уникальности и красоте.

Был ли аборт?

9. Кейра Хармсворт (Keira Harmsworth)

Матери Кейры Челси было всего 16 лет, когда она поняла, что беременна. Она приняла решение о прерывании беременности, находясь на 10 неделе.

После посещения врача Челси находилась в полной уверенности, что избавилась от плода, однако продолжала чувствовать себя так, как будто была беременна. На то, что девушка всё ещё находилась в положении, указывали все симптомы.

Спустя несколько месяцев девушка повторно обратилась к врачам, которые подтвердили её опасения: Челси, действительно, беременна.

Девушка посчитала это знаком с небес и не решилась на повторный аборт. Она благополучно выносила плод. Несмотря на то, что девочка родилась с некоторыми физическими недостатками, Кейра росла счастливым и активным ребенком, который практически ничем не отличался от сверстников.

10. Финли Кремптон (Finley Crampton)

Финли родился в семье, где наблюдались очевидные проблемы со здоровьем. Его мать Джоди являлась носителем гена, который вызывал проблемы с почками у будущих детей еще в её утробе.

Своего первого ребенка женщина потеряла, второй родился с серьёзным заболеванием почек. Финли же появился на свет после неудачной попытки матери прервать беременность.

К сожалению, у новорожденного Финли врачи также констатировали отсутствие одной почки. Однако, малыш продолжал нормально развиваться, благодаря лекарственным препаратам.

Источник:

Перевод: Баландина Е. А.

Источник: https://www.infoniac.ru/news/Lyudi-vyzhivshie-posle-abortov.html

Как активисты борются за спасение последнего абортария в Кентукки

Бегство из абортария

В течение недели Луисвилл в штате Кентукки наводнило множество протестующих против абортов из консервативной христианской группы «Операция «Спасти Америку». Их цель? Закрыть Женский хирургический центр EMW – или то, что они назвали «последней фабрикой абортов» в штате.

Ситуация была напряжённая и «эмоций было выше крыши», вспоминает Кристин, волонтёрка из Больничного сопровождения Луисвилла, попросившая указать только её имя. Однажды, рассказала она VICE Impact, протестующие выстроили своих детей перед группой волонтёров, прибывших, чтобы провести пациенток в клинику, будто бы для того, чтобы наложить на них их руки в молитве.

«Сопровождающие повернулись к ним спинами, – сказала она. – Из-за этого люди из «Операции «Спасти Америку» страшно разозлились. Они имитировали рвоту и плевки в микрофон, называли нас отвратительными, собаками и животными, а ещё сказали, что мы страшно ненавидим детей и что мы хотим убивать детей. То, что они делали, было очень театрально. Почти как какое-то странное авангардное арт-шоу».

По данным недавнего отчёта Abortion Care Network, независимые учреждения, предоставляющие связанные с абортами услуги, вроде EMW, проводят около 60 процентов процедур абортов в стране, из-за чего они являются крайне важными в области женского репродуктивного здоровья. Но их количество снижается с тревожной скоростью: с 2012 года в США закрылось 145 учреждений.

«Нестабильность, когда не знаешь, получится ли не закрыться, из-за конституциональности какого-то закона, губительна для маленькой независимой клиники».

В семи штатах США в настоящее время остаётся всего по одной клинике. EMW является последним абортарием в Кентукки, а в этом году губернатор штата Мэтт Бевин поставил себе цель закрыть его. Если это ему удастся, Кентукки станет первым штатом без единого рабочего абортария, что, по сути, является запретом соответствующего медицинского обслуживания на уровне штата.

Эрнест Маршалл, врач и сооснователь EMW, сообщил VICE News в этом году, что, несмотря на то, что Кентукки является пролайферским штатом, «[здесь] всегда было достаточно прочойсеров. Это плавание никогда не проходило гладко. Нам всегда мешали законы, но нам никогда не угрожали закрытием».

В центре борьбы EMW против закрытия – проблемы с лицензированием.

Чтобы не закрываться, учреждениям, делающим аборты, в Кентукки требуются соглашения о больничном обслуживании и службе скорой помощи, что является эффективной платформой для противников репродуктивного выбора.

В этом году учреждению уже угрожали закрытием, так как на его документах якобы была поставлена не та подпись.

В связи с прошлогодним решением Верховного суда по делу Whole Women's Health против Хеллерстедта – а он постановил, что ограничения на аборты, часто называемые «законами-ловушками», которые не имеют медицинских оснований или утруждают женщин, желающих сделать аборт, являются неконституционными – EMW подала экстренный иск в суд против Кентукки. Начало рассмотрения дела в суде назначено на сентябрь.

Что же до того, как EMW стала последним учреждением, делающим аборты, в штате, Бриджитт Амири, директор национального Проекта репродуктивной свободы Американского союза защиты гражданских свобод и адвокат, представляющая EMW, рассказала VICE Impact, что это «однозначно является кампанией администрации Бевина, призванной уничтожить абортарии один за другим».

«Когда Бевин только вступил в должность, – продолжила она, – у EMW было два учреждения – одно в Луисвилле, а другое – в Лексингтоне. Planned Parenthood также начала обеспечивать аборты в Луисвилле.

Вскоре после вступления в должность губернатор Бевин подал в суд на учреждение EMW в Лексингтоне, стремясь к его закрытию, а также подал в суд на Planned Parenthood в Луисвилле, стремясь помешать организации обеспечивать аборты.

А из-за этих разбирательств, которые частично касались действительности соглашений о передаче как лексингтонской EMW, так и луисвилльской Planned Parenthood, в настоящее время, собственно, и существует всего один абортарий».

Аманда Стэмпер, директор по коммуникациям секретариата губернатора Бевина, заявила VICE Impact, что администрация «усердно работает над защитой здоровья, благополучия и жизней женщин в Кентукки».

«Эти требования к соглашениям о передаче – которые вступили в действие в 1998 году и не подвергались сомнению 19 лет – являются важными мерами для обеспечения женщинам возможности пройти надлежащие процедуры для спасения жизни в экстренной ситуации, – говорит Стэмпер. – По сути, все медицинские учреждения в Кентукки обязаны иметь такие соглашения, и примечательно, что индустрия абортов считает, якобы только она должна быть свободна от этих важных мер безопасности».

«Стоит только любой группе, которая очень радуется убийствам врачей, делающих аборты, появиться возле вашей клиники, вы начинаете нервничать»

Также она сказала, что лексингтонскую EMW закрыли в 2016 году, «так как там было грязно, и у неё даже не было лицензии.

Из-за подобных антисанитарных условий вполне могут возникать инфекции или осложнения, которые могут требовать неотложной перевозки в больницу и лечения там».

Она добавила, что считает «весьма удручающим то, что Planned Parenthood демонстрирует такое безразличие к безопасности женщин».

Как будто атаки на право на аборт в Кентукки с благословения штата недостаточно, в Луисвилле, согласно одной оценке, собралось от 600 до 700 протестующих из OSA.

(В этом году Бевин, назвавшийся «беззастенчивым пролайфером», даже встретился с руководством OSA.

) Кристин, волонтёрка из сопровождения, также утверждает, что явилось несколько членов христианской террористической группировки Армия Бога, поддержавшей ряд взрывов в абортариях и других актов насилия или взявшей на себя ответственность за таковые.

«Сказать «страх» было бы сильно, но опасения и нервозность – это присутствовало постоянно, – рассказала Кристин. – Стоит только любой группе, которая очень радуется убийствам врачей, делающих аборты, появиться возле вашей клиники, вы начинаете нервничать».

Кристин, которая регулярно сопровождает пациенток в клиники в качестве волонтёрки, утверждает, что риторика во время протеста OSA была более эмоциональной. «Было гораздо больше пения. У нас громкоговорители обычно бывают по субботам, но в этот раз громкоговорители были всю неделю, – вспомнила она. – Их было больше, а шум и вопли были очень неприятными».

«Люди в этих штатах вынуждены ездить дальше, и им нередко нужно искать место для ночёвки, брать неоплачиваемый отпуск на работе и искать, где и с кем оставить детей, одновременно имея дело с обременительными ограничениями на аборты в родном штате»

Впрочем, в конечном итоге пациентки смогли получить нужные им на той неделе процедуры благодаря совместным усилиям правозащитников, волонтёров, а также представителей местных и федеральных правоохранительных органов. Кроме того, вмешалось Управление юстиции и помогло создать буферную зону перед входом в клинику, чтобы не дать протестующим перекрыть «доступ» пациенткам.

В течение месяца с момента появления в городе OSA, как утверждает Кристин, возле клиники отважились появиться кое-какие новые протестующие-пролайферы, но эта волна с тех пор схлынула. И хотя EMW, быть может, и ведёт дела как обычно, абортарии во всех уголках США продолжают бороться против своего закрытия.

«Закрытия клиник происходили в каждом регионе США, – поведала VICE Impact Никки Мадсен, генеральный директор Abortion Care Network. – Однако люди, нуждающиеся в обслуживании и проживающие в штатах, политически более враждебных к праву на аборт, сталкиваются с наибольшим количеством преград к доступу.

Люди в этих штатах вынуждены ездить дальше, и им нередко нужно искать место для ночёвки, брать неоплачиваемый отпуск на работе и искать, где и с кем оставить детей, одновременно имея дело с обременительными ограничениями на аборты в родном штате.

Это повышает их фактические расходы – как медицинские, так и личные».

В одном практическом анализе 38-летняя женщина обнаружила, что беременна уже 20 недель, хотя пользовалась ВМС. Из-за того, насколько далеко она жила, ей пришлось проехать 880 миль из Небраски до клиники в Нью-Мексико, готовой выполнить процедуру после 20 недель. Чтобы добраться туда, ей пришлось занять денег на билет на самолёт.

Она сказала исследователям: «Почему за такой ужасный выбор нужно бороться? … Почему мне нужно бороться, ездить, класть столько денег на кредитки и выпрашивать столько помощи? Почему эта больница [в моём городе] не может иметь возможности мне помочь? … Я не могу позволить себе этот бой. Если бы я не рассказала родным, я бы не смогла этого сделать.

Вот и всё».

Закрытия клиник и ограничения на аборты по политическим мотивам особенно сильно бьют по людям, у которых и без того меньше всего ресурсов, добавила Мадсен. Поэтому для небелых женщин, молодых женщин и родителей, едва сводящих концы с концами – групп, которые с большей вероятностью обращаются за обслуживанием в связи с абортами, – преграды к доступу увеличиваются.

Закрытия клиник также не вполне ограждают женщин от абортов; напротив, ещё больше женщин могут вызвать у себя аборт сами. Как отмечает недавняя авторская колонка в Scientific American, женщины всегда находили способы прервать беременность – являлась эта процедура легальной или нет.

По данным одного исследования 2015 года, после того, как в Техасе в 2013 году были приняты несколько положений об ограничении абортов (в конечном итоге отменённых), от 100 000 до 240 000 техасских женщин в возрасте от 18 до 49 лет попытались прервать беременность самостоятельно без медицинской помощи, несмотря на то, насколько опасно это может быть.

«Независимые учреждения, делающие аборты, вроде EMW находятся на передовой в борьбе за спасение охраны здоровья женщин, – заявила Мадсен. – Они делают право на аборт реальностью в нашей стране.

Крайне важно, чтобы наши сообщества начали обращать внимание на их роль, определять, кем являются лица, предоставляющие эти услуги, и обращались к ним, а также предоставляли непосредственную поддержку».

ЧИТАТЬ БОЛЬШЕ: В Техасе фактически запрещают аборты после 13 недель, даже в случае изнасилования

Пока женщины Кентукки ждут, когда суды примут решение о будущем доступа к абортам в штате, будущее EMW висит на волоске.

«Нестабильность, когда не знаешь, получится ли не закрыться, из-за конституциональности какого-то закона, губительна для маленькой независимой клиники, – сказала Амири. Она наблюдала это лично в случае техасских абортариев, которые представляла ранее.

– Одна из клиник, которые я представляла, в Далласе, просто не смогла продолжать работу, потому что, как сказал один человек из её персонала: «В шоковом состоянии долго не проживёшь».

Нельзя жить изо дня в день, не зная, закроют вас или нет в зависимости от того, какое решение примет суд».

Источник: https://www.vice.com/ru/article/wjgqd5/kak-aktivisty-boryutsya-za-spasenie-poslednego-abortariya-v-kentukki

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.