Инклюзивное образование: эксперименты на детях

Инклюзивное образование в ДОУ: в чем его ценность и польза

Инклюзивное образование: эксперименты на детях

Приветствую вас, дорогие читатели! Сегодня поговорим об очень волнительной для меня теме – обсудим инклюзивное образование в ДОУ. В России несколько десятилетий пытаются внедрять инклюзию. Этот термин касается деток с ОВЗ. Он подразумевает, что их надо активнее включать в образовательный процесс и жизнь общества. В целом инклюзия касается и детей, и взрослых.

Специальная литература по теме

Инклюзии в общество и в образование в последние годы уделяется много внимания. Издается специальная литература, посвященная проблематике.

А для воспитателей ДОУ, школьных учителей и преподавателей в колледжах есть спецкурсы повышения квалификации. Начнем с литературы. Она даст полезнейший задел для тех, кто знакомится с проблематикой .

И для людей, планирующих плотно работать с особенными детками.

  1. «Интегрированное и инклюзивное обучение в образовательном учреждении. Инновационный опыт». В книге рассказывается о подходе к разным категориям детей. Принесет пользу родителям, методистам, педагогам, студентам.
  2. Сборник «Специальное и инклюзивное образование в современном детском саду». Пригодится тем, кто работает в логопедической группе. А также с детками, имеющими нарушения слуха или зрения, интеллекта, психического развития, аутизм.
  3. Методичка «Инклюзивное образование. Настольная книга педагога, работающего с детьми с ОВЗ». Издание представляет психолого-педагогические портреты таких детей. Предлагает, как преодолеть их неуспешность при инклюзии.
  4. «Специальное и инклюзивное образование для детей дошкольного возраста с ОВЗ» от Микляевой.  Дает образцы индивидуальных учебных планов и другие очень полезные вещи.
  5. «Инклюзивное обучение грамоте детей с трех лет с синдромом Дауна, легастенией и другими особенностями». Написала Кристель Манске, немецкий доктор психологии и педагогики. Отличное издание! Автор доказывает, что нет неполноценных детей. Такими они могут выглядеть из-за отсутствия нормальных социальных коммуникаций.

Несколько слов об истории образования

СССР сделал прорыв в системе общего образования. Государство декларировало обязательное обучение для всех граждан с 1918 года и стала бороться с неграмотностью. В 1960-х Союз вошел в список стран с самым высоким уровнем образования. Пишу не для того, чтобы петь оды несуществующему ныне государству. Читайте дальше.

В большинстве других стран обязательное образование ввелось раньше. Например, в Англии в 1880 году был принят закон, согласно которому должны были обучаться все дети в возрасте от 5 до 10 лет. В первой четверти XX в.

человечество вступило в эру индустриализации. Человек не мог приспособиться к реальности, не имея минимального образования.

Прочитать вывеску и инструкцию, посчитать сдачу и пропорции для смешивания бетона – все требовало знаний.

Советская образовательная система декларировала доступность обучения для всех. Но и стригла всех под одну гребенку. А тех, кто не вписывался, отправляла в специальные учебные заведения.

Зачастую люди с существенными физическими и психическими нарушениями с раннего возраста попадали в интернаты. Фактически было понятно, что в общество они не выйдут.

Поэтому социализации и образования такие дети получали крайне мало.

Пытаться включать людей с особыми образовательными потребностями в единый процесс обучения начали давно. Так появился курс на инклюзию. Последняя подразумевает включение всех людей в жизнь общества, а не их исключение. Этот тезис закрепила Саламанская декларация 1994 года.

Восприятие детей с ОВЗ понемногу меняется, инклюзивное образование расширяется. В обществах стараются признавать индивидуальные различия и право на обучение независимо от них.

Не всегда получается просто и быстро. У педагогов часто не хватает навыков, помещения недостаточно оборудованы, общество не всегда готово.

Читала о скандалах со стороны родителей: мол, «не хочу, чтобы мой ребенок учился с ЭТИМИ».

Рассчитываю, что мы будем все это преодолевать – глобально и локально. Инклюзивное образование имеет много целей. Оно подразумевает, что все дети, по возможности, ходят в сад и в школу вместе. Это способствует социализации, помогает одолеть дискриминацию.

Ценность понятия «инклюзивное образование»

«Инклюзия» значит включение. В общем понимании она предлагает включить в жизнь социума людей с различными возможностями здоровья. Насколько это реально воплотить. Ценность понятия «инклюзивное образование» для меня в следующем. Это система, которая признает: каждый ребенок может иметь разные потребности в обучении. К каждому нужен индивидуальный подход, но никак не усредненный.

Такая система приносит пользу не только деткам с особенностями. Она изменяет общество, и эти изменения идут на пользу всем членам социума. С инклюзией часто ассоциируют расширенный доступ к обучению. Это правильно. Но не стоит забывать также о социальной интеграции. Цель последней – сделать так, чтобы каждый индивид был принят всеми членами группы.

Для малышей это проявляется так: они могут ходить в общую группу в детском саду. А руководство ДОУ, по обращению родителей, должно подстроить образовательный процесс под ребенка с ОВЗ.

Последняя аббревиатура подразумевает деток с нарушениями в психическом или физическом развитии. Это могут быть малыши слабовидящие, слепые, слабослышащие, с ДЦП, аутизмом.

А также с другими физическими и ментальными проблемами.

Как реализуются практики инклюзии в ДОУ в России

Во многих крупных городах РФ действуют дошкольные учреждения, реализующие инклюзивное и интегративное образование. Детям с особыми возможностями они могут предоставить два варианта обучения:

  • Отдельные группы. Дети учатся отдельно, но вовлекаются в социальную жизнь детсада. Например, играют вместе со здоровыми детьми, участвуют в мероприятиях. Обычно такие группы организуют для малышей с интеллектуальной и психической задержкой.
  • Дети с особыми возможностями посещают общую группу и занимаются со всеми. Этот вариант наиболее приемлем, если у ребенка не пострадал интеллект.

Детки с ограниченными возможностями здоровья испытывают сложности при вхождении в общество. У них реже спонтанно складываются отношения со сверстниками и взрослыми, чем у детей без ОВЗ. Но социализировать их крайне важно. Ведь социализация во многом создает возможности для коррекционной работы и компенсации нарушений.

Получая образование по инклюзивной схеме, ребенок посещает общеобразовательный детсад. Обычно он учится с детками без особенностей по стандартной программе. В то же время учитываются его особые образовательные потребности. В этом процессе важно дать ребенку две вещи: социальный и образовательный опыт со сверстниками.

Часть коррекционной работы нужно направлять на развитие социальных связей. Именно такая адаптация является началом социализации.

Входя в мир людей, ребенок усваивает, что такое социальные роли, какими правилами надо руководствоваться в поведении. Чтобы облегчить вхождение, используется психолого-педагогическое сопровождение.

И с ребенком с ОВЗ, и со всей группой должны работать воспитатели и психолог. Работа с окружающей социальной средой обязательна.

Как оценить эффективность инклюзии? По успехам в социализации. Кстати, есть еще такое понятие, как интегративное образование. Оно предполагает, что для детей с ОВЗ обеспечивается доступ к обычной образовательной программе в ДОУ и других заведениях. При инклюзивном ребенок с особенностями, помимо основной программы, получает еще дополнительную поддержку.

Документы и законы, регулирующие инклюзивное обучение в ДОУ

Основной международный документ, в котором перечисляются важнейшие принципы инклюзии в детсадах – Саламанская декларация. Есть еще Конвенция о правах ребенка и другие законодательные акты. В России право на инклюзивное образование закреплено в Конституции, законах «О социальной защите инвалидов в РФ» и «Об образовании».

Как поступить, чтобы малыша с особыми потребностями приняли в ДОУ? Надо придерживаться такого алгоритма:

  • подобрать учебное учреждение;
  • подать документы: заявление с подписью одного из родителей, детское свидетельство о рождении, копию родительского паспорта, медкарту по форме 286-у;
  • будет плюсом, если родители оформили программу индивидуальной реабилитации в федеральном учреждении МСЭ.

В принципе, обращаться можно в любое дошкольное учреждение по месту жительства. И отказать на основании того, что у ребенка есть инвалидность, не имеют права.

По факту в детсаду может не оказаться технической возможности обучать детей с особенностями. Часто все упирается в мелочи, они могут быть очень разными.

Порой нет воспитателей с достаточной квалификацией, которые могли бы работать с особенными детками.

Есть ли минусы у инклюзии в детсаду?

Наверняка многие слышали о недовольстве родителей из группы, в которую оформляется особый ребенок. Такое бывает далеко не всегда, но случается. Чаще всего родители переживают, что воспитатели будут уделять много внимания малышу с ОВЗ, и на обычных детей его не хватит. Не стоит беспокоиться.

В общую группу принимают максимум 2-3 деток с особыми потребностями. Они не оттягивают на себя слишком много внимания. Если у ребенка сохранен интеллект, то он вовсе не требует отдельного подхода. И не задерживают образовательный процесс. Далеко не всегда детям с ОВЗ педагоги уделяют больше внимания, чем всем остальным.

Случается, что скандалы возникают из-за общей нетолерантности родителей к людям с инвалидностью. Дети часто копируют отношение к этому от мамы, папы и других родственников. Это очень скользкая тема, на самом деле. Хочу сказать, что толерантность надо развивать. Проводить на эту тему беседы и с родителями в том числе.

В России несколько миллионов людей, имеющих ту или иную форму инвалидности. Мы их редко видим, потому что нет безбарьерной среды. И потому что многие из них просто исключены из жизни общества. Таким людям рады не во всяком кафе и общественном месте. Вспомните хотя бы ситуацию с сестрой Натальи Водяновой в Нижнем Новгороде.

Кстати, почитайте это интервью Водяновой, она говорит очень человечные слова. Особенно понравилось (цитирую): «Она (сестра Натальи) не такая, как все, но в нашем мире много чего странного. Это реальная жизнь. Дети должны об этом знать. Тем более что, если детям все объяснить в маленьком возрасте, они начинают это воспринимать как данность».

Задача инклюзии – сделать так, чтобы люди с особенностями могли покидать свой дом, жить нормальной социальной жизнью. И не приковывать к себе нездоровое внимание окружающих. Для деток с ОВЗ дошкольное образование на общих основаниях – шанс избавиться от социально-психологических трудностей. Именно с этой проблемой сталкивались предыдущие поколения детей с инвалидностью.

Курсы повышения квалификации для педагогов и воспитателей

Воспитателям и педагогам стоит понимать, что на них лежит большая ответственность. За результат образования и за то, насколько легко ребенок с ОВЗ войдет в открывшуюся для него дверь в детсад. Навыки педагогов должны соответствовать детским потребностям.

Пройти курсы повышения квалификации по инклюзии можно очно и онлайн (дистанционно). Например, на «Учмаге» представлено много разновидностей. Приведу несколько. Другие можно найти, если вбить запрос «инклюзивное образование» в поисковой строке магазина. Все, что приведено ниже – именно курсы повышения квалификации.

  • «Технологии инклюзивного образования в ДОО». 72 часа занятий для воспитателей, логопедов, инклюзивных педагогов и дефектологов. Эти курсы начинаются в сентябре. Но можно найти с началом на любой месяц (скопируйте название в поисковую строку «Учмага»).
  • «Организация коррекционной работы и инклюзивного образования детей с ОВЗ в условиях ДОО в соответствии с ФГОС ДО». Тоже 72 часа, для психологов и инклюзивных педагогов. Есть курс с таким же названием, но от другой организации (Международный Центр Образования).
  • Очень полезные курсы – «Тьютор в системе инклюзивного образования». Тьютор – это личный помощник, который опекает ребенка с ОВЗ в учебном заведении.
  • «Инклюзивное образование в ССУЗе» с началом в сентябре и октябре. Через поисковик можно найти курсы с началом и в других месяцах. ССУЗ – это училище, техникум, колледж и т.д. Как видите, за инклюзию взялись не только в детсадах и школах.

Тройка полезных образовательных вебинаров:

  • «Нормативно-правовые и концептуальные основы инклюзивного образования дошкольников в условиях реализации ФГОС ДО». Рассматривается отечественный опыт организации и содержания инклюзии в ДОО.
  • «Организация взаимодействия детей с ОВЗ в группах инклюзивного образования и воспитания в условиях ДОО». Лекции на 4 часа о важности социальной интеграции.
  • Вебинар об использовании дистанционных технологий при инклюзивном образовании в вузах. О том, как организовать доступное высшее образование.

Несколько слов в завершении

О внутренней «кухне» инклюзивного образования в ДОУ можно говорить долго. О различных программах, способах коррекции, учете результатов и т.д. Так сложилось, что воспитатели и педагоги в данном случае учатся вслед за родителями. А последние вынуждены учиться обеспечивать потребности ребенка и развивать его, потому что другого выхода и нет.

Наша задача как воспитателей – вовлечься в этот процесс и постараться сделать себя максимально эффективными. Прости курсы и тренинги (хотя обычно нет времени). Не бояться, что не получится. Пытаться искать варианты при работе с каждым отдельным ребенком. Желаю вам и себе удачи!

С уважением, Татьяна Сухих! До завтра!

Источник: https://metodbv.ru/inklyuzivnoe-obrazovanie/

Иллюзии инклюзии: типичные ошибки родителей детей с РАС. Из опыта инклюзивной школы – Центр Семья

Инклюзивное образование: эксперименты на детях

Несмотря на очень большую мотивацию родителей отдавать детей с аутистическими нарушениями в инклюзивные образовательные организации, их неготовность к реальной инклюзии мешает конструктивному взаимодействию со школой.

Между тем налаженное эффективное взаимодействие между школой и родителями — один из основных факторов успешности инклюзивного обучения. Такое взаимодействие обеспечивает служба психолого-педагогического сопровождения школы.

Многолетний опыт работы специалистов инклюзивной гимназии No 1540 позволил провести анализ ошибочных представлений родителей, имеющих детей с расстройствами аутистического спектра, об инклюзивном образовании.

Описаны типичные ошибки родителей и подчеркивается необходимость грамотного планирования будущего ребенка, включая развитие эмоционального интеллекта.

Модель инклюзивного образования для учащихся с РАС в гимназии No 1540 складывалась поначалу стихийно, так как в сфере деятельности, связанной с высокими технологиями и программированием, родители справедливо видят возможность сочетания сверхценных интересов своих детей с перспективой получения ими профессии. Однако в последние годы с принятием нового Закона об образовании, с введением ФГОС для детей с ОВЗ и включением школы в проект «Инклюзивная молекула» эта модель выстроилась в достаточно стройную систему. У нас нет отдельных классов для детей с ОВЗ. Все классы с 1 по 11 являются инклюзивными. Модели сопровождения обучающихся с РАС выглядят по-разному, различные педагогические технологии применяются в начальной, средней и старшей ступени, но непрерывное психолого-педагогическое сопровождение детей и их родителей на разных этапах позволяет увидеть и проанализировать общие закономерности.

Так как ФГОС для детей с ОВЗ принят совсем недавно, многие школы только начинают свою работу с обучающимися с РАС. Сейчас большое внимание уделяется тому, как организовать обучение детей с РАС академическим навыкам, причем, в основном, на этапе начальной школы.

Обсуждаются вопросы готовности ребенка с ОВЗ к обучению в обычном классе и готовность школы к принятию особого ребенка. Это закономерно, но важно также заранее понимать те проблемы, которые будут нас ожидать на следующих этапах, и посмотреть на эти проблемы под углом родительского восприятия.

Несовпадение ожиданий друг от друга, взаимное недоверие между школой и родителями сокращает тот ресурс, который так необходим для организации эффективной помощи.

Важно проанализировать типичные проблемы, чтобы понимать, где именно должны находиться зоны повышенного внимания специалистов, каковы должны быть основные направления работы психологов и педагогов с родителями.

Типичные ошибки родителей детей с РАС

Главной и основной проблемой, на наш взгляд, является идеализация родителями инклюзии. Здесь мы сталкиваемся с логической ловушкой. Родителям часто кажется, что основная задача — попасть в инклюзивную школу, все остальное получится само собой. У родителей абсолютно правильная цель — социализировать ребенка с РАС в среде обычных сверстников.

При этом родители справедливо боятся «дикой инклюзии», т.е. помещения ребенка в совершенно неподготовленную среду. Однако они не всегда отдают себе отчет в том, что даже инклюзивная школа — это все равно массовая школа, где учатся самые разные дети, с разными семейными и другими проблемами, а учитель — это массовая профессия.

И даже подготовленные к инклюзии учителя и дети — это все равно срез окружающего социума, а не идеальная среда. Всегда найдётся ребёнок и/или учитель, с которым не будут складываться отношения, возникнут трудности при общении. Это жизнь, а не повод для паники при первом столкновении с реальностью.

С этим нужно будет работать, пользуясь помощью психолого-педагогической службы.

Второй важной проблемой является то, что родители в силу своей занятости на работе или по другим причинам пытаются переложить на школу весь объём помощи, который необходим ребёнку, и именно в таком виде, как они это себе представляют.

Школа же реально не может иметь все ресурсы для оказания необходимой помощи ребёнку с РАС. У школы, в первую очередь, образовательная задача.

С самого начала образовательного процесса семья и школа должны договориться о распределении ролей и мерах ответственности за различные направления работы с ребёнком и соблюдать достигнутые договоренности.

Также нередко приходится сталкиваться с подходом родителей, который можно описать так: «вы должны подстроиться под моего ребенка, он особый». При этом в картине мира такого родителя все остальные — это обычные дети без всяких проблем, такая масса статистов, существующих в школе для социализации их особого ребёнка.

Они искренне не задумываются о том, что остальных детей родители привели в школу с какими-то другими целями. Смысл инклюзивного образования в том, что и ребёнок (в том числе и особый ребёнок), и среда меняются навстречу друг другу. Родители, совершающие эту ошибку, считают, что их ребёнка надо принимать таким, какой есть, а среда обязана полностью под него подстроиться.

Остальным детям они отказывают в том снисхождении и понимании, которое проявляют к своему ребёнку. И наоборот, не видят у своего ребёнка тех негативных проявлений, к которым нетерпимы у других детей.

Крайним проявлением такого отношения родителей является представление о том, что официально оформленный диагноз даёт ребёнку разрешение на любое неприемлемое поведение, на совершение любых асоциальных поступков. Сейчас в прессе встречается множество статей, в которых профессиональные психологи объясняют родителям, что они всегда «должны быть на стороне своего ребёнка».

Однако «быть на стороне ребёнка» не значит быть на стороне ребёнка против школы или других детей и родителей. Нужно разбирать с ребёнком с РАС каждую конфликтную ситуацию и объяснять ему, почему в том или ином случае вы поддерживаете или не поддерживаете его поступки.

Еще одной разновидностью неконструктивного родительского поведения является ситуация, когда родитель, приведя ребёнка в школу, не доверяет профессионализму педагогов и психологов, хочет заставить их делать только то, что он сам считает правильным, и именно так, как он это понимает. Такой подход можно назвать «я научу вас, как работать с моим ребёнком». Очевидно, что такой подход не конструктивен и ведет не к эффективному оказанию помощи ребенку с РАС, а к бессмысленной конфронтации.

Другой часто встречающейся крайностью является гиперопека. Это ситуация, когда семья полностью подстроилась под особенности ребёнка, взяла на себя все функции по планированию, контролю, организации учебной деятельности, в семье не ведётся работа по постепенному проращиванию у ребёнка с РАС ответственности за себя и свои обязанности, по делегированию ему каких-то полномочий по принятию решений.

Хорошо бы, чтобы такая работа велась во взаимодействии со школой, и конкретные шаги в этом направлении предпринимались бы в зоне ближайшего развития ребёнка семьёй и школой одновременно, но часто такая задача родителями даже не ставится.

С этим напрямую связана такая часто встречающаяся родительская ошибка как сосредоточенность на академических успехах ребёнка в ущерб развитию его эмоциональной сферы. Проблемы социального взаимодействия у детей с РАС тесно связаны с их академическими успехами, на определенном этапе это становится ключевым фактором, хотя эта связь совсем не очевидна родителям.

Недостаток развития эмоционального интеллекта в подростковом возрасте часто ведёт к одиночеству ребёнка с РАС в среде сверстников, даже если на этапе начальной школы он был хорошо социализирован.

Что касается чисто академических успехов, то и здесь существует ряд типичных родительских ошибок. Создание специальных условий для успешного обучения постепенно воспринимается как норма, и закрепляется иллюзия, что ребёнок сам прекрасно со всем справляется.

Родители должны осознавать эту опасность, а школа для более адекватного восприятия ситуации должна постепенно помогать родителям анализировать успехи ребёнка с помощью независимой оценки, в том числе по сравнению с успехами сверстников.

В частности, при переходе из начальной школы в среднюю у родителей часто возникает иллюзия, что все уже хорошо, ребёнок ни в какой дальнейшей особой поддержке не нуждается.

Однако в это время происходят существенные изменения учебной ситуации: становится много учителей-предметников, появляются новые одноклассники; и начинаются изменения, связанные с ранним подростковым возрастом.

Часто это приводит к ухудшению общего состояния ребенка с РАС и связанному с этим регрессу в развитии социальных и когнитивных функций. Родители оказываются к этому не готовы и обвиняют школу. С этим надо работать, может быть, придется сначала уменьшать количество уроков с классом, потом опять увеличивать. Нужно готовить родителей к тому, что на этапе средней школы может быть придется заново пройти те фазы, которые уже были пройдены.

Представление об инклюзии как о линейном процессе также является одним из проявлений идеализации инклюзии. Несколько слов стоит сказать о такой известной всем специалистам проблеме как отношение родителей к формальному признанию наличия у ребенка особых потребностей.

Очень частой является ситуация, когда родители видят некоторые особенности. «Ребенок немного странный, как и все гениальные люди, у него просто есть ряд проблем, которые он перерастет, а школа должна с ними справиться, раз она умеет работать с особыми детьми».

Иногда такому ребенку, действительно, достаточно принимающей среды, чтобы нормально развиваться и учиться. Однако часто возникает ситуация, когда этого оказывается недостаточно, и требуются определенные профессиональные усилия.

Этому ребенку можно было бы помочь гораздо более эффективно, но ресурса школы и ее инклюзивной среды явно не хватает, а продуктивное взаимодействие с родителями затруднено из-за их позиции.

Важно говорить с родителями о целеполагании инклюзии. Еще одно проявление идеализации — это завышенные ожидания от инклюзии, представление о том, что в случае удачной инклюзии ребенок «перерастет» и будет «как все», у него будут друзья в том понимании, которое родители вкладывают в это понятие.

При этом на практике приходится сталкиваться с ситуацией, когда родители подростка с РАС к концу школы понимают, что он не стал «как все», не реализовал тот потенциал гениальности, который они в нем видели.

У них может возникать чувство разочарования и недовольства школой или депрессия и, соответственно, невозможность сопровождать и поддерживать подростка дальше.

К сожалению, бывает, что горизонт планирования родителей заканчивается успешной сдачей экзаменов и поступлением в колледж или ВУЗ, а ведь жизнь на этом не заканчивается, зато заканчивается выстроенная вокруг инклюзивная среда.

Большой проблемой является отсутствие у родителей адекватного проекта будущего, представления о том, каким будет их ребенок, закончив школу.

При этом молчаливо предполагается, что окружающие в дальнейшем ему будут так же точно помогать на всех жизненных этапах, а это нереалистично.

Хочется еще раз обратить внимание на то, что самым существенным барьером для построения максимально успешной жизненной траектории в будущем является непонимание родителями важности развития эмоционального интеллекта у ребенка с РАС. Проблемы самоощущения подростка в социуме их волнуют гораздо меньше, чем академические успехи.

Ресурсы школы по работе с ребенком именно в этом направлении очень ограничены, это в большой степени зона ответственности родителей.

Недооценка возможных последствий социальной наивности ребенка с РАС может оказаться фатальной для его дальнейшей жизни.

Слишком прямолинейные представления о людях и желание не быть в социальной изоляции, быть принятым в какое-нибудь сообщество, иметь друзей могут сделать их жертвами манипуляторов из числа подростков, склонных к девиантному поведению.

Для чего нам нужен анализ всех этих разнообразных родительских позиций? Из этого анализа с очевидностью возникает необходимость создания в инклюзивной школе продуманной системы работы с родителями особых детей.

Работа с родителями в инклюзивной школе

Эта работа должна начинаться при приеме ребенка в школу, заранее необходимо на собеседовании с родителями обсуждать возможности постоянного конструктивного взаимодействия. В дальнейшем такая работа с родителями, на наш взгляд, должна вестись в трех направлениях:

  1. «Инклюзия родителей», включение родителей особых детей во все виды работы с родительским сообществом: в родительский актив, родительский комитет, управляющий совет, родительский клуб, в родительский лекторий, — для того чтобы родители понимали, чем конкретно живет школа, какие в ней проблемы в целом, почему принимаются те или иные управленческие решения, как они могут отразиться на их детях;
  2. Создание клуба «особых родителей», обсуждение с ними важнейших для них тем;
  3. Создание прозрачной образовательной среды (специальные пропуска в школу для родителей, посещение уроков, внеурочных видов деятельности).

Если работа в первом направлении в гимназии No 1540 успешно ведется уже в течение многих лет, то создание отдельного сообщества «особых родителей» проходит достаточно трудно: не все хотят себя идентифицировать с сообществом родителей особых детей, а главное, — не видят необходимости что-то менять в своих позициях; некоторые родители не хотят или не могут оставлять своих детей после занятий в школе.

В заключение подчеркнем, что анализ описанных родительских ошибок показывает, что на самом деле здесь представлен весь спектр отношений родителей и школы так же и с самыми обычными детьми. Как это происходит и во многих других случаях, обучение детей с РАС выявляет и проявляет имеющиеся слабые места в системе образования и заставляет искать пути выхода из объективно сложных ситуаций.

Источник: https://semyabalakovo.ru/illyuzii-inklyuzii-tipichnye-oshibki-roditelej-detej-s-ras-iz-opyta-inklyuzivnoj-shkoly

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.