Отношение к инвалидам: воспитание чувств

Содержание

Воспитание чувств: как обществу стоит заботиться об инвалидах и как это происходит на самом деле

Отношение к инвалидам: воспитание чувств

Детей-инвалидов в России все больше. С 2010 года их число выросло, по данным Росстата, почти на 100 тысяч – до 617 000 человек.

Общество привыкает к людям с ограниченными возможностями — дружественное отношение к ним становится проявлением «хорошего тона», выявили результаты исследования «Отношение общества к детям с ограниченными возможностями здоровья и детям-инвалидам», проведенного в 2016 году Высшей школой экономики по заказу Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. Однако до цивилизованного отношения к инвалидности России пока далеко. Общество понимает, что должно принимать детей-инвалидов без страха, неловкости и раздражения, а на деле пока не очень получается.

 «Hac oбщество не принимает»

В России пока не научилось цивилизованному отношению к инвалидности, выяснили авторы исследования из Высшей школой экономики (НИУ ВШЭ). Опросы и глубинные интервью были проведены с гражданами из 30 населенных пунктов всех экономико-географических зон России – от Сахалина до Калининграда, от Северного Кавказа до Мурманска.

«Сегодня присутствие человека с ограниченными возможностями здоровья в общественных местах стало гораздо привычнее для окружающих, чем несколько лет назад», — соглашаются 74,6% опрошенных, и вместе с тем 62% отмечают неадекватную реакцию на инвалидов: «большинство испытывают или неловкость, или страх, или раздражение».

Противоречия хорошо видны, если сравнивать ответы людей, не имеющих инвалидов в семье, и результаты опроса родителей детей-инвалидов.

В то время как 45,2% россиян полагают, что чаще всего люди положительно воспринимают присутствие ребенка-инвалида в общественных местах, только 16% родителей видят позитивную реакцию.

Большинство (68,9%), по данным опроса, чаще всего сталкиваются с негативом или безразличием в отношении своего ребенка-инвалида, а также агрессией, страхом, брезгливостью, неприязнью, насмешливостью, пренебрежительностью. «Hac oбщество не принимает. Порой жестокость некоторых граждан я сравниваю с терроризмом, и не без причины», — написал один из родителей в анкете.

Другая участница опроса рассказала, что, когда они выходят гулять с ребенком в инвалидной коляске, взрослые дают понять, что таким, не место на детской площадке и уводят своих детей.

Авторы исследования называют это противоречие проявлением «идеальной» и «реальной культуры». В идеале общество понимает, что должно принимать детей с инвалидностью, а на деле пока не очень получается.

Безразличным к проблеме инвалидности остается примерно каждый десятый россиянин — они затруднились дать конкретный ответ на большинство вопросов исследования. Четверть респондентов сказали, что не нуждаются в информации о детях-инвалидах в СМИ.

Интересно, что больше всего (15%) людей, считающих, что СМИ уделяют проблемам детей-инвалидов «слишком много внимания», проживают Москве и Санкт-Петербурге.

Аналогичная специфика ответов характерна для самых малообеспеченных и самых высокообеспеченных россиян: 13% и 20% соответственно.

Образование не для всех

Противоречия существуют и в вопросах обучения детей с инвалидностью.

В то время как больше половины опрошенных соглашаются с тем, что дети-инвалиды такие же, как их здоровые сверстники, что они должны воспитываться в семьях, а не в интернате, и смогут обеспечивать себя в будущем при условии заботы о них в настоящем, 47% убеждены в том, что сегодня ни школа, ни общество в целом не готовы к внедрению инклюзивного образования.

Города и их учреждения в большинстве своем не приспособлены для инвалидов -особенно в провинциях. 89% населения считает, что городская инфраструктура не соответствует нуждам людей с ограниченными возможностями.

Для запуска нормального процесса образования школам не хватает финансирования, оборудования и персонала, хотя 74% родителей детей-инвалидов думают, что инклюзивное образование пошло бы на пользу и их детям, и здоровым школьникам.

«… Я второй год подхожу к директору, посещаю его регулярно по поводу тьютора, на что получаю какие-то неоднозначные ответы: то не хватает финансирования, то не хватает законодательства, то еще чего-то”, — рассказывал родитель ребенка, обучающегося в инклюзивной школе из Самары.

При этом дети с инвалидностью в большинстве своем хотят учиться вместе со здоровыми сверстниками. Подобная система позволяет им общаться с другими ребятами, развиваться и жить полноценной жизнью.

«… Я поняла, что мне неинтересно обучаться на дому.

Я больше не могу сидеть дома, мне надо со всеми общаться, ходить, я не могу одна в четырех стенах …», рассказал авторам исследования ребенок-инвалид из Улан-Удэ.

«Требовать», «добиваться», «бороться»

Трансформация общественного сознания все же происходит: по сравнению с 2010-ым годом социум переходит от непонимания, страха и жалости – к принятию. Половина опрошенных в 2016 году помогали детям инвалидам и их семьям, тогда как пять лет назад такую помощь подтвердили только 14% респондентов.

Опрос показал, что помощь рядовых граждан и благотворительных фондов видят в два-три раза больше родителей детей-инвалидов, чем помощь государства. Вероятно, меры поддержки вроде пенсий, пособий, медицинского лечения не рассматриваются в качестве поддержки. При этом основным поставщиком помощи детям-инвалидам их семьи считают все-таки государство.

Примерно половина опрошенных семей не увидела изменений в уровне госпомощи за последние пять лет, а еще четверть вообще почувствовала, что внимание детям-инвалидам снизилось. Только 26,5% семей отметили увеличение помощи со стороны государства.

Описывая процесс получения государственных социальных услуг, родители используют такие глаголы, как «требовать», «добиваться», «бороться», «отвоевывать». Людям непонятны правила игры: какой перечень услуг они могут получить, какие нужны документы, какова должна быть их схема действий.

Государству и бизнесу, от которого семьи с инвалидами не видят особой поддержки (из сферы бизнеса получили помощь только 3,6% семей), зачастую противопоставляются благотворительные и некоммерческие организации. Те сами выходят на связь с семьями детей-инвалидов.

«… Помогают благотворительные организации, волонтеры. Государство пенсию выделило, и им дальше все равно, как ребенок растет и развивается. А коммерческие – одно слово только.

Они для себя и под себя только работают …», — рассказывал родитель ребенка из инклюзивной школы в Улан-Удэ.

Высоко ценится помощь от обычных людей. Например, жители одного города для своего ребенка-земляка собрали деньги на лечение и покупку ступенькохода; друзья оказали помощь семьям, чтобы те купили медикаменты, оплатили лечение и покупку одежды, обуви и товаров первой необходимости.

Как можно помочь?

Среди главных проблем семей, в которых есть дети-инвалиды – проблемы с деньгами.

По данным опроса, 45,6% семей с детьми-инвалидами оценивают свое материальное положение как «плохое» и «очень плохое», 6,1% из них денег не хватает даже на еду.

Меньше половины семей (39,4%) могут позволить себе тратить деньги на еду и одежду, а покупка товаров вроде телевизора или холодильника для них крайне затруднительна.

Для родителей, воспитывающих детей-инвалидов, приоритетной является финансовая помощь, свидетельствует опрос. Деньги нужны для лечения и реабилитации ребят, покупки лекарств и ортопедических устройств.

Квалифицированная помощь стоит дорого, а господдержка не покрывает расходы на необходимое, по мнению родителей, лечение: «Очень дорогая стала реабилитация, если три года назад мы сыну проводили курс массажа и ЛФК 1-2 раза в квартал собственными финансовыми средствами, то сейчас можем эти процедуры с большим трудом позволить раз в полгода», — рассказал родитель ребенка-инвалида.

Однако сложно переоценить такую помощь, как простое общение с детьми-инвалидами, организация их досуга. Их семьи ждут от общества принятия, и такие простые вещи, как адекватное отношение окружающих людей к ребенку поможет не только ему, но и его родителям.

Источник: https://philanthropy.ru/analysis/2017/06/13/51217/

Эмоциональные инвалиды – жертвы семейного воспитания

Отношение к инвалидам: воспитание чувств

Психолог Марша Линехан описала так называемую «эмоциональную инвалидизацию». Это стиль воспитания, который разными способами искажает значение эмоций ребенка. Это приводит к тому, что в итоге человек вырастает и не знает, как себя выражать и является ли выражение своих эмоций уместным.

И что значат эмоции, которые выражаются другими и можно ли верить выражаемым эмоциям. например, такие люди могут испытывать тревогу от улыбки собеседника. для них это будет угрозой или насмешкой, а не признаком расположения и хороших намерений. пограничное расстройство

Эмоциональная инвалидизация вовсе не является исключительно причиной только ПРЛ. Другие расстройства могут сформироваться на этом фоне.

Все опять же зависит от того, на сколько ребенок предрасположен к ПРЛ, были ли другие вредные факторы, такие как эмоциональное пренебрежение или насилие разного рода со стороны родителей. Но все же «пограничники» часто могут много чего рассказать о том, что из ниже перечисленного происходило в их семье.

Часто это поведение – своего рода послания ребенку о том, что он должен чувствовать в тех или иных ситуациях, что показывать, а что скрывать, что является ценным, а что позорным и неприемлемым.

Что в родительском поведении может привести к «эмоциональной инвалидизации»:

1. «Ты не должен так себя чувствовать».

На самом деле, как не странно довольно часто родители прямо или косвенно не одобряют негативные чувства ребенка в целом. Ты не имеешь права чувствовать себя несчастным, потому, что я все для тебя делаю\ ты мужик\ты личность\ты дочь прекрасных родителей и т.п.

Не важно, чем ребенок расстроен. Есть масса событий в жизни, которые действительно расстраивают.

Например, вы 3 месяца собирали пазл на 5000 кусочков, а мама мыла пол и … в общем так вышло. Ну, согласитесь, что обидно, даже если мама не специально. В принципе вполне возможно признать, что человек имеет право чувствовать себя плохо и грустить, главное, что можно решить эту проблему.

Мама может к примеру помочь собрать пазл обратно. Но часто в таких случаях ребенку говорят «как ты смеешь расстраиваться из-за разрушенного пазла, когда я всю жизнь на тебя потратила».
На самом деле это способ матери справится со своей фрустрацией по поводу своей неловкости и поднять свою самооценку, взяв больший масштаб. Это в целом правильная тактика.

Никто не делает человека дрянным родителем из-за разрушенного пазла и нужно понимать, что на самом деле родительство гораздо большее, чем сохранение пазлов в целости.

Но все-таки ребенок имеет право быть расстроенным из-за того, что его работа была разрушена. Запрет на эмоции, может оказать очень негативный эффект на развитие ребенка.

То же самое может быть и в отношении друзей, учителей, соседей и т.п. на которых нельзя обижаться.
 

2. «Чего ты разревелся?»
 

Дети плачут и это не секрет. Еще не сформированы механизмы, которые могут фильтровать и переоценивать потоки неудовольствия и фрустрации. Иногда ребенку просто надо коротко всплакнуть, чтобы успокоится.

Но родители часто воспринимают плач, как вызов своему родительству, своей способности в создании счастливого детства или же вообще признаки, что малыш вырастет «сопливым пацифистом». It is quite unpleasant to consider screaming child from this point. Поэтому звучит: «Немедленно вытри сопли и возьми себя в руки».

Проявление крайних чувств – неприемлемо. Конечно, прекрасно думать об этом, как о помощи ребенку справляться с собственным потоком негативных эмоций. Но простое подавление таких чувств не является удачным навыком.

Выдержанный человек, это не тот, который умело может подавлять негативные эмоции, а который может правильно управлять и пересматривать неприятные события в своей жизни. Тогда эти события просто не вызывают у него тех самых «крайних эмоций».

3. «Ты преувеличиваешь».
 

Дети преувеличивают. Но не потому, что исключительно хотят привлечь внимание. В силу особенностей восприятия и понимания времени и событий, многие события для них кажутся более персональными, чем есть на самом деле. Они больше привязаны к любимым игрушкам, стульчикам, чашечкам, книжкам, друзьям, хомячкам и котятам.

Многие события, которые совершенно будничны для взрослых для детей имеют громадное значение и окрашены в довольно сильные эмоции. Мама не купила мороженое, когда именно было очень «мороженое настроение». Это не просто, «черт а мне хотелось», это трагедия текущего момента, которая может остаться в памяти на многие годы.

Но, родители могут просто не признавать за ребенком права оценивать события по собственной мерке. Тебе не может быть грустно потому, что мне не грустно. Ты не можешь плакать над мультфильмом, потому что я же не плачу, замечает отец. В результате у ребенка затрудняется развитие осознания собственного инструмента оценки чувств.

Мне грустно? А мне грустно по настоящему, или я преувеличиваю? Я рад, А моя радость адекватна, может я не так должен радоваться?

4. «Ты просто врешь!»

Разные события могут рассматриваться по разному ребенком и взрослым. Это опять же в силу особенностей восприятия.

Грустный человек может казаться злым, собака болонка казаться громадным псом (в состоянии страха дети могут оценивать угрожающие объекты несколько в преувеличенном виде), расстояние до дома громадным, время проведенное с другом коротким… да и вообще заигравшийся ребенок может действительно не видеть, что происходит вокруг. Даже обычное общение может для ребенка иметь совсем другой смысл. Часто реакция и суждение ребенка родителей могут приводить в замешательство или даже открывать истинную подоплеку происходящего. Если родитель не хочет признавать каких-то моментов или же не хочет просто чтобы ребенок поднимал те или иные темы, то он может обвинить ребенка во вранье. Далее у ребенка формируется неуверенность в оценке реальности и собственном мнении по поводу этого. Это правда или я снова хочу соврать людям?

5. «Ты такой как твой (вставить имя родственника, который в данном контексте оценивается негативно)». Вообще, такие сравнения могут сыграть с ребенком довольно злую шутку. Ведь не быть таким как «мамаша» или «папаша» обычно не сильно обговариваются.

Что значит не быть как отец, для мальчика и не быть как мать для девочки? Более того такое сравнение часто используется родителями не то чтобы по существу, а для того, чтобы сбросить неприятные эмоции и чувства отсутствия контроля над ситуацией.

«Ты такой как твой» снимает ответственность за поведение ребенка, позволяет не принимать каких-то непопулярных мер.

Бывает, что уже взрослый человек, какую-то часть своей личности осознает типа «это мамаша\папаша во мне говорит».

Откуда в нем взялся папаша? Как он, подлец, влез через границы вашей личности и почему браконьерствует там? когда хочет, тогда и говорит, когда не хочет молчит. Это некая неуправляемая часть, стирающая границы личности.

6. «Тебе уже пора быть, как твоя сестра\брат\ я в твои годы уже…»

Фактически, это послание о том, что ребенок для родителей недостаточно хорош и должен над собой работать. Он смущает родителей какими-то своими действиями, они не хотят заниматься его проблемами, или уже хотят, чтобы ребенок решал их проблемы. Стать как кто-то другой довольно сложно.

От этого надо довольно серьезно переделать себя, и включить в себя качества, которые могут быть совершенно чужды. Часто такая политика приводит к тому, что ребенок признает, что его личность и его потребности никого не интересуют и признак инфантилизма и дефектов.

Надо быть другим, и только тогда тебя будут любить.

7. «Веди себя уже как взрослый».
 

Дети ведут себя как дети. Они шумят, визжат, разбрасывают игрушки, верят в фей и монстров, полагают что сосновая палка ничем не хуже шпаги Джека Воробья. Родителям скучно, родители хотят заниматься своим и чтобы им не мешали. Родители часто хотят, чтобы о них думали лучше, чем они есть на самом деле, чтобы их не осуждала у подъезда социальная сеть бабок.

Что с ребенком? Твое детство, твои интересы отвратительно\утомительно\ постыдно\смешно… Ну когда же оно кончится? Взрослый человек продолжает сомневаться в том, а уместен ли он в целом.

Вот если я уроню сейчас ручку, то что? Я как дурак? Если я расстроен из-за засохшего цветка в горшке? Это то самое постыдное детство во мне играет, которое должно уже кончится?

8. «Скажи мне чего-нибудь хорошее и не расстраивай».
 

Иногда родители избегают чувствовать себя несостоятельными даже в малом. Поэтому совершенно не хотят слышать о том, что у ребенка проблемы. Они хотят только слышать о хороших результатах и достижениях. В результате ребенок формирует мнение.

Что его проблемы никому не интересны и только расстраивают. А поэтому, все нужно держать при себе, иначе тебя любить не будут. Более того, если у человека случаются черные полосы, то это оценивается как полное неприятие обществом.

Если ты имеешь проблемы и тебе за последние 3 дня нечем порадовать маму, то ты не имеешь права быть любимым.

9. «Ты эгоист!».
 

Знаете, дети эгоисты. Опять же особенность развития. Если с 1 до 3-х лет ребенок все сильнее начинает осознавать себя как личность, отдельную от других и что он сам для себя может что-то делать, а другие люди могут делать для него, довольно сложно объяснить ему принципы альтруизма.

Потом, к вопросу о эгоизме, как таковом. Человек должен думать о себе. И не каждый акт, который не нравится родителям или же не оправдывает их ожиданий.

Если еще «эгоист» используется для манипуляций, когда от ребенка хотят получить желаемое поведение, то довольно легко сформировать представление, что действовать в своих интересах просто грязное и недостойное поведение.

А так же люди, которые так поступают и не действуют в твоих интересах – такие же грязные животные-эгоисты. Ты чего-то хочешь? Не смей даже об этом думать! Хотеть – это эгоизм. Надо делать то, что хотят другие. Только тогда тебя будут любить.

10. «Ты слишком мал/глуп/слаб/наивен, чтобы делать это».
 

Да, дети такие. Но часто в подобном обращении звучит потребность контролировать жизнь ребенка. Далеко не все, от чего ребенок отгораживается родителями действительно ему не под силу.

«Даже не думай, что станешь художником\писателем, у тебя нет таланта и воображения, ты слишком простая», « Даже не думай поступать в Бауманку, у тебя слишком слабая математика, выбери себе попроще».

Эмоциональная инвалидизация довольно сильно деформирует понятие ребенка о том, что такое нормальные эмоции и что такое нормальный способ их проявления.

Даже если он в последствии вполне успешно функционирует в обществе, то у него часто возникают сомнения и тревога по поводу того, адекватен ли он в тех или иных ситуациях, не вызовет ли он негативную реакцию окружающих если проявит свои эмоции или выскажет свое мнение или желания. В крайнем случае это приводит именно к ситуации связанной с ПРЛ. Нет чувства своей личности, нет ощущения границ. опубликовано econet.ru

Задайте вопрос по теме статьи здесь

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание – мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: https://econet.ru/articles/115910-emotsionalnye-invalidy-zhertvy-semeynogo-vospitaniya

Особенности воспитания ребенка-инвалида в семье

Отношение к инвалидам: воспитание чувств

Каждый из нас по-своему понимает, что такое семья. Но, как это понятие представляет наука, знают не многие. Оказалось, не так уж и просто словами описать термин «семья». За всю человеческую историю самые именитые ученые и мыслители выдвигали свои гипотезы относительно «семьи».

Хотя никто не может утверждать, что именно это, а ни какое другое объяснение есть самое верное и не оспоримое. Теперь обратимся к современному представлению о семье.

Сегодня под термином «семья» понимается группа разнополых и разновозрастных людей, объединенная кровным родством или брачными узами, также связанная моральной ответственностью, общим бытом и взаимопомощью. Разность полов в семье предполагает половую потребность, которая проявляется в форме нравственно-психических отношений.

Кроме этого семья выполняет воспитательно-педагогическую роль, удовлетворяет потребности в самосохранении, то есть детопроизводстве, а также в самоутверждении, или точнее самоуважении. И это должно касаться не только семей, где растут здоровые дети, но особенно семей воспитывающих ребенка инвалида.

Семья это важное первичное социальное звено в жизни каждого человека. Семья становится базовой социальной группой, благодаря которой человека спокойно (если нет индивидуальных семейных проблем) выходит в жизнь. Именно семья объясняет, обучает, человека с общепринятыми правилами жизни в обществе.

Именно от того, как семья воспитала ребенка, и будет зависеть его будущее поведение. В семье у каждого его члена есть свой статус и своя роль, которые определяются как общепринятыми правилами, так и межличностными отношениями. Как не прискорбно, но далеко не всегда семья оказывает положительное влияние на ребенка.

Возможно, это прозвучит несколько абсурдно, но семья может оказать два абсолютно разно полярных эффекта. Например, положительное семейное влияние заключается в особом и неповторимом отношении членов семьи к ребенку. Никто, кроме них не может, и не будет любить его так, как это делает его семья.

Но если посмотреть с другой стороны, то ни одна инстанция в мире не может принести столько вреда малышу, как это может сделать его семья.

Семейное воспитание

Воспитание в семье должно включать в себя множество направлений. Помимо социализации, семья должна развивать все стороны личности ребенка. По отношению к малышу в семье должно царить гуманное и милосердное отношение. Ребенок по возможному максимуму должен принимать участие в жизни семьи.

В семейных отношениях также очень важны доверительные и открытые отношения с детьми, которые будут помогать добиваться успеха в воспитательном процессе. Немаловажен оптимизм и позитивный настрой всех членов семьи.

Взрослые никогда не должны требовать от ребенка слишком многого, особенно того, что ему в данный момент не по силам, так как ребенок, не сумевший выполнить поставленную перед ним задачу, может либо закомплексовать, либо опустить руки, почувствовав себя «неумехой» и т.д.

Родители всегда должны быть готовы помочь и выслушать своего малыша. Это крайне необходимо, для того чтобы он ощутил свою значимость и мог гармонично развиваться.

Проблемы, с которыми сталкивается семья воспитывающая ребенка инвалида

Хоть и говорят, что деньги не главное, но, к сожалению, без них никуда. Именно с проблемой нехватки финансовых средств, в большинстве случаев, и сталкиваются семьи, в которых растут дети с особенностями развития. Этот фактор тянет за собой еще один – ограничение нормальной жизнедеятельности и ребенка-инвалида и его семьи.

Плохо организованное жизнеобеспечение особенных детей становится также и причиной плохой самореализации его родителей.

Из-за того, что дети-инвалиды и их семьи в нашей стране не получают должного внимания, их жизнь зачастую становится серой и однообразной, а экономические всплески и падения на уровне государства достаточно сильно отражаются на их финансовом, а также психологическом положении и состоянии.

Каждая семья, подспудно или нет, живет с чувством вины или мыслью о несправедливости по отношению к своему больному ребенку.

Люди с сильными и здоровыми моральными и духовными принципами не бросают своих особенных детей и берут все заботы на себя. Но среди них немало и тех, кто оставляет своих и без того страдающих детей.

У каждого из них личные причины, но ни одна из них не может оправдать такой поступок.

Способы приспособления к ситуации

Попав в данную ситуацию и ребенок, и его родители начинают приспосабливаться. Каждый делает это в силу своих психологических возможностей. У кого-то находятся силы для принятия ситуации и улучшения ее, а кто-то начинает вести себя в не свойственной ему манере.

И опять-таки, по итогам многочисленных исследований, главную и ведущую роль в адаптации ребенка играет его семья.

Существует такое понятие как «три уровня вовлечения». В первый уровень практически всегда вовлекается только одна мать. Именно ей ребенок доверяет больше всех, именно она беспокоится о ребенке как никто другой. Именно мама является связующим звеном между своим особенным ребенком и внешним миром, особенно если ее чадо склонно к аутичности или агрессии по отношению к окружающим.

Фактически ее одну волнует вопрос о том, по какой причине появилась патология и как себя вести в данной ситуации. Именно мама живет с непрерывными мыслями о том, как и что ей нужно делать в следующий момент, дабы улучшить жизнь своему ребенку. Она и никто другой ощущает все, что происходит с ребенком. Даже малейшие, перепады в течении болезни.

В общем, мама – это центр вселенной ребенка-инвалида.

На втором уровне находятся остальные члены семьи. Так семья воспитывающая ребенка инвалида разделяется на несколько частей. Их роль не настолько значимая как роль мамы. Как правило, роль второго плана достается отцу.

Он же, в отличие от мамы, находится в активном рабочем статусе, но очень боится, что семейная ситуация когда-нибудь заставит его отложить свои амбиции и дела и прийти на помощь жене, ежедневно занимающейся ребенком-инвалидом.

Это приводит к тому, что отец начинает сторониться ребенка, раздражаться на то, что супруга обделяет его вниманием, и все чаще и чаще уединяться, для того чтобы отдохнуть и скрыться от чувства вины перед ней. Далее наступает понижение настроения и нарастает беспокойство.

Мама полностью самоотрекается и полностью концентрируется на ребенке, что вызывает чувство дискомфорта у отца. Если до момента рождения ребенка-инвалида отношения в семье были не самыми крепкими, то вероятнее всего, что этот брак в скором времени распадется.

Но если брак был основан на общем уважении, доверии и взаимопомощи, то любая проблема сможет разрешиться и даже в самой сложной ситуации борьба им будет под силу. И что тут говорить, и ребенок будет это видеть и чувствовать.

Третий уровень можно еще назвать наружным. В третьем уровне фигурируют близкие люди и дальние родственники. Они естественно периодически интересуются здоровьем и состоянием малыша, но никакого физического и психологического участия в уходе за ним не принимают.

И если их спросить «Почему?», то, как не странно, у каждого из них найдется объяснение, и, по их мнению, очень серьезное. Для участников третьего уровня свойственно давать советы и рассуждать на тему «Кто виноват в происходящем?». При этом большинство из них считает, что причина болезни ребенка в главном опекуне и членах его семьи.

Такие высказывания часто подрывают положение семьи, давая ей почувствовать себя еще более беспомощной и виноватой.

После рождения ребенка-инвалида

Для каждой семьи рождение ребенка с особенностями развития является шоком. В результате женщины берут весь удар на себя, чувствуя вину.

А мужчины наоборот отстраняются, не желая взваливать на себя эту ношу и подсознательно не принимая тот факт, что это их семя воспроизвело на свет такого необычного ребенка.

В результате мужчина бросает свою семью, а женщина начинает зацикливаться на ребенке. Ее личная жизнь сводится к нулю, отчего развиваются нервно-психические расстройства.

Пытаясь совместить уход и работу, мамы начинают заниматься не тем, чем им бы хотелось, а тем, что удобно и подходит по графику и месту расположения.

Поведение семьи воспитывающей ребенка инвалида, как правило, можно разделить на аскетичное, при котором они ребенку уделяют крайне мало внимания, и чрезмерное, когда родители, руководствующиеся чувством вины, начинают всячески угождать своему «бедному» чаду. И редко кто из них выбирает правильную позицию и просто принимает малыша таким, какой он есть, относясь к нему с любовью, и равноправным уважением.

Социализация особенных детей проходит сложно, так как их общение, в основном, связано с матерью, семьей и медицинским персоналом. Для родителей детей-инвалидов общение с лечащим врачом становится одним из самых волнительных процессов.

Основной задачей врача в данный момент становится ориентирование родителей. Он должен указать направление, в котором им следует двигаться.

Разложив настоящую ситуацию по полочкам, родители немного успокаиваются и начинают более трезво смотреть на ситуацию.

Этапы осознания инвалидности ребенка

Осознание того, что родился ребенок-инвалид, принято делить на 4 этапа. На первом этапе родители находятся в растерянности и страхе. Их начинает одолевать состояние беспомощности и тревоги за судьбу ребенка.

Второй этап характеризуется состоянием шока постепенно переходящим в непринятие и отрицание диагноза. Это отрицание можно приравнять и объяснить надеждой.

Но во втором этапе есть и крайнее состояние, в котором родители полностью отказываются от обследований и коррекции состояния ребенка. Далее идет третий этап, этап осознания и принятия диагноза вводящий родителей в депрессию.

И четвертый этап, вступая в который родители начинают адаптироваться и реально оценивать ситуацию. Но дойти да четвертой стадии удается ни всем. Случается так, что даже самые оптимистически настроенные родители в итоге не выдерживают и срываются.

Социальная жизнь семьи ребенка-инвалида

В тотальном большинстве случаев изоляция семьи, в которой растет особенный ребенок, неизбежна. Снижение общения приводит к тому, что семья перестает закаляться внешними и внутренними стрессами. Конечно, все зависит от личностных качеств, но, как показывает практика, большинство семей плохо умеют приспосабливаться к стрессу.

Особенно слабая приспособленческая реакция наблюдается в семьях, где родители выбирают форму поведения в виде гиперопеки. Первое, чем начинают заниматься такие родители, это искать и покупать лекарства и безудержно ездить по врачам.

Это приводит к тому, что они забрасывают свою профессиональную деятельность и начинают все меньше и меньше общаться с родственниками и друзьями.

Итогом становится то, что называется «познание до конца», это когда из-за перенасыщенности друг другом происходит эмоциональный срыв, выражающийся в раздражительности и нетерпимости.

И та агрессия, которая ранее выходила с профессиональной реализацией, начинает крутиться в семье, нарастая как снежный ком. А когда она выплескивается, на волю выходят эмоциональная апатия, усталость и психосоматические расстройства.

Ежедневно стараясь довести своего больного ребенка до положительного состояния, родители рассчитывают на динамику. Но если в этот процесс периодически внедряется застой, они впадают в депрессию и вновь становятся заложниками разочарования, неуверенности и беспомощности.

Таким образом ограничение общения родителей со внешним миром отрицательно откликается не только на самих родителях, но и на их детях.

Заключение

Роль семьи воспитывающей ребенка инвалида в его становлении просто гигантская.

От того каков микроклимат в семье, какова моральная база, каков уровень психологической и педагогической культуры внутри семьи, какова жизненная позиция и отношение к ребенку родителей, в соответствии с его состоянием, и родительское участие в его развитии, будет зависеть и успех работы над ребенком. Главное равноправное, уважительное отношение к своему особенному ребенку и, конечно же, любовь не смотря ни на что.

Источник: http://www.childrenspace.by/psikhologiya/item/29-osobennosti-vospitaniya-rebenka-invalida-v-seme.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.