Постабортный синдром

Постабортный синдром

Постабортный синдром

Состояние женщины после аборта, характеризующееся депрессией, чувством вины и перепадами настроения называется постаобортным синдромом (ПАС). По сути, такое состояние в общем можно описать как совокупность негативных проявлений в психике и психосоматике женщины, длительностью от нескольких лет и дольше.

На сегодняшний день врачи так и не установили точные причины, которые влияют на развитие ПАС, однако по статистике 90% женщин сделавших аборт переживают данное состояние.

цель женщины — рождение ребенка, прерывание беременности — убийство чистой воды. Даже оправданные причины аборта: отсутствие мужчины, работа, «слишком молода для семьи», не могут повлиять на подсознание, которое противоречит возможному действию.

Нормы и правила общества, родители, которые не могут смириться с тем, что их дочь «опозорит» семью, статус матери одиночки давит на беременную женщину весом многотонного монолита. И она принимает, как ей кажется, самое правильное решение — аборт.

Постабортный синдром приходит незаметно. Поначалу чувствуется некоторое облегчение, связанное с отсутствием обязательств и спасением положения. В дальнейшем накатывает чувство скорби, вины и ущемленного материнского инстинкта.

Усугубляется состояние возможным роковым диагнозом — бесплодие! Отсюда рисуются ужасные картины будущего: любимый мужчина уйдет, подруги будут постоянно жалеть и самое главное — не будет того окрыленного чувства эйфории, когда целуешь маленькие глазки своего сокровища!

Симптомы ПАС

По мнению психиатров, после аборта у женщины в глубинных слоях подсознания формируется установка на самоуничтожение за противоборство против естественного хода вещей. Вследствие чего женщина начинает переживать ряд патологических состояний:

  • Чувство вины, которое усиливается во время встречи с детьми, просмотра тематического материала, общения с подругами и знакомыми. Кажущиеся осуждающие взгляды со стороны родителей и других близких людей провоцируют угрызения совести, самобичевание и сильнейшее желание иметь ребенка.
  • Депрессия возникает на фоне страха и бесперспективности будущего. Обычные неврозы часто перерастают в психозы и могут заканчиваться попытками самоубийства.
  • Повторное переживание аборта в виде флэшбеков, кошмаров, навязчивых мыслей, образов не рожденного ребенка.
  • Асоциальное поведение проявляется в форме отказа от общения, постоянной замкнутости в себе, отстранения от близких, избегания новых знакомств.
  • Агрессия может возникать по отношению к мужскому полу (в частности к мужу), родителям. Часто предметом агрессии становятся врачи (принимали участие в аборте), родители (заставили сделать), дети (как проявление психотического состояния).
  • Увлечение алкоголем и наркотиками — не редкий способ забыть о переживаниях. Часто приводит к глубокой зависимости и практически не излечивается.

Влияние ПАС на жизнь женщины

Постабортный синдром затрагивает все сферы жизнедеятельности женщины. В отношениях с мужем прогрессирует непонимание и подсознательное обвинение его в решении сделать аборт.

Большинство пар после пережитого аборта распадаются, по статистике, 90% разводов связано с абортами. Работа, семья и самоидентификация полностью меняются под давлением разрушительных процессов в психике женщины.

Такое отношение к себе и окружающим вызывает ряд психосоматических проявлений:

  • Нарушение гормонального фона и снижение иммунитета.
  • Развитие доброкачественных и злокачественных опухолей (миома, опухоль молочной железы).
  • Мигрени.
  • Аритмия и нарушения сна.
  • Нарушения в работе ЖКТ.
  • ПМС.

Постабортный синдром: лечение

Сложность лечения постабортного симптома заключается в том, что данное нарушение до конца не изучено. Более того, медперсонал гинекологических клиник крайне редко предупреждает женщин, желающих сделать аборт, о возможных проявлениях ПАС в будущем. Все дело в отсутствии полной базы знания и подготовки к возможным последствиям в подростковом возрасте.

Лечение постабортного синдрома проводится с использованием психотерапевтических методов и психотропных препаратов. Как показывает практика, применение сугубо медикаментов не приносит желаемого эффекта.

Для полного выздоровления женщина проходит пять этапов лечения:

  • Противостояние отрицанию. В данном случае психологом проводится работа для осознания женщиной того факта, что она принимала участие в убийстве ребенка.
  • Обряд прощания и скорби не должен отличатся от прощания с любым другим умершим близким человеком. Женщина должна оплакать и попрощаться со своим ребенком.
  • Обращение к Богу за прощением — неотъемлемая часть терапии. Женщина должна почувствовать прощение. Для этого подойдет исповедь или простая молитва.
  • Прощение других людей — один из самых сложных этапов лечения. Чувство злости и обиды на членов семьи и других людей очень сложно поднять из глубины психики и еще тяжелее проработать его до полного прощения. На это могут уйти годы.
  • Прощение себя — финальный этап лечения. Длительность терапии в данном случае может продолжаться не один год. Прощение самой себя за убийство живого человека — очень сложная задача даже для менее чувствительных женщин.

В случае готовности женщины работать над собой для преодоления постабортного синдрома и открытости для всех методов лечения, в достаточно короткий срок приходит облегчение,  «возрождение» и принятие себя. Немалую роль в этом играет постоянная поддержка близких, профессионалов и женщин, которые пережили собственную трагедию.

Источник: https://abortum.ru/postabortnyj-sindrom/

Постабортный синдром: чем его лечить?

Постабортный синдром

Мучительное воспоминание о нерожденном ребенке живет в совести женщины, совершившей аборт, и не снесенное Богу, нередко оборачивается ее личной трагедией. Что здесь можно сделать? Записки православного психотерапевта.

Освобождение и капкан

Она говорила мне об этом много раз, и поэтому, думая о ней, я всегда вижу ее одиноко бредущей по улице и всматривающейся с глубокой печалью во встречных молодых матерей с детьми.

Она, бывает, остановится, чтобы вглядеться в малыша – они, детки, все кажутся ей ангелами, чудом оказавшимися среди людей и незаметно, легко поднимающими их на свою ангельскую высоту. Ее ангел умер, не родившись, и даже не умер, а загублен – своею же матерью.

Ее ангел снится ей почти каждую ночь, и каждую ночь зовет ее «Мама! Мама!» и смотрит на нее с невыразимой вопросительной жалостью. И ее сердце тоже рвется от жалости, и плачет душа от невозможности отозваться, прикоснуться, взять на руки и согреть. Уже несколько лет ей нет покоя.

Она рассказывала мне, что смешанное чувство это — беспокойства, скорби, тоски и позора – пришло к ней не сразу. И было даже короткое облегчение после аборта…

«Освобождение… – говорит она с горькой иронией и добавляет, — освобождение, обернувшееся таким капканом». Это сравнение она часто использует в наших беседах. Капкан, который душит отчаянием. Удушье от одной мысли о содеянном.

Она так и не вышла замуж, хотя уже подвигается к сорока, и шансов на семейную жизнь становится все меньше и меньше. Но и в этом — отголосок аборта, может быть, главный отголосок.

Самонадеянный голос, который так подло воспрял в ней после операции, твердил, что не нужна ей семья (пока), и не нужны дети (пока) — с ними все усложнится, и учеба, и работа, и личная жизнь, и есть еще время.

Но время вдруг неожиданно кончилось, пролетело мгновенно, а вместе с ним потеряли свою значимость и внешние заботы. А внутреннее обнажилось, и то, внутреннее, оказалось нестерпимым одиночеством.

«Теперь все, что было важным и нужным, — говорит она, опустив голову и медленно выдавливая из себя слова, — потеряло смысл, и жизнь потеряла смысл. Как это могло произойти? Кто сыграл со мной в такую страшную игру?»

Год назад у нее развилась депрессия, появились неконтролируемые страхи, подозрительность, мысли о самоубийстве. Стало трудно продолжать работать в полную силу, она поменяла одно место, другое. Находиться в обществе людей ей бывает порой невыносимо.

У нее нет близких подруг.

После нескольких разочарований и мелких предательств она перестала доверять женщинам, а мужчинам — тем более, еще с тех самых пор, как первый, казавшийся таким любимым и любящим, уговорил ее на аборт, но и после того вскоре бросил.

— Никто не понимает, что со мной, — говорит она, — да, я и не могу главного рассказать никому, не могу выразить свое состояние. Разве можно выразить пустоту? Или одиночество? Словами здесь не скажешь…

— А молитвой? – спрашиваю я ее. Она задумывается и отвечает грустно:

— Молитвы не даются мне. О чем молиться, когда ничего уже поправить нельзя?

— А чтобы вы хотели поправить?

— Всю свою жизнь… И если ее нельзя поправить, то зачем продолжать?…

Татьяна К. (все настоящие имена здесь изменены) позже выбрала продолжать, выбрала бороться за надежду и прощение, пережив депрессию, и холод, и страх оставленности.

А женщина, совершившая аборт, действительно, одинока и замкнута, иногда абсолютно обособлена горем от мира и ото всех. Прежде всего, потому что глубинную боль, в самом деле, рассказать трудно, и еще потому, что слушающих и понимающих мало.

Упал мир до плоскости, за которой убийство женщиной вынашиваемого ребенка не считается экстраординарной проблемой.

Присутствие ребенка

Мучительное воспоминание о нерожденном ребенке живет в совести женщины, совершившей аборт, и не снесенное Богу, нередко оборачивается ее личной трагедией.

Иногда и двадцать, и тридцать лет пройдет, и другие дети появятся, а слезы не кончаются, не кончается плач о том единственном чаде, которому по недоброй воли матери не довелось увидеть Божий Свет. Горечь утраты смешивается с мучительной скорбью и стыдом.

Чувство вины — так и не объясненная и неразгаданная психологами (а в психологии многое гадательно и субъективно) эмоция – часто ведет к депрессии, страхам и тревогам, к утрате смысла и радости жизни.

В психоланализе вина – невротическое состояние, от которого нужно излечиться, избавиться обесцениванием или перекладыванием ее на другого, на ближнего или на внешние обстоятельства. Но для православного психотерапевта, как и для любого верующего, чувство вины – это память о грехе, это зов к духовному спасению, и задача у него совершенно иная – помочь пациенту услышать этот зов как можно явственнее и, как бы ни было трудно, последовать ему.

В православной психотерапии осознание личной ответственности – необходимый шаг. Без осознания собственной вины и совершенного греха нет исповеди и, значит, нет покаяния. А без покаяния не может быть обретения надежды.

В беседах с женщинами, страдающими так называемым постабортным синдромом, необходимо, чтобы незримо присутствововал третий – убиенный ребенок, чтобы мать говорила не только о своей боли, но, прежде всего, смогла сострадать его боли и его страданиям. То, что ребенок в утробе чувствут боль, уже давно доказано.

Марина С., прервавшая свою первую, нежелательную беременность и через несколько лет решившая сохранить вторую, рассказывала, что осознание совершенного убиения пришло к ней только со второй беременностью.

«Со вторым, с желанным, для меня все важно – каждое его движение, каждый стук его сердечка, любое его настроение – я все это глубоко и благоговейно ощущаю: ощущаю, что живет во мне человечек, постоянно чувствую его присутствие в себе.

А с первым, — говорит Марина, и ее голос начинает дрожать, — иначе было – я воспринимала его, как нечто, что лишь мешает моему собственному существованию, воспринимала его чуть ли не как угрозу для своего благополучия. Так было. Но ведь этот и тот были моими детьми! Оба — мои дети…».

Сеансы с православным психотерапевтом, конечно, могут помочь на первом этапе, когда женщина только начинает искать выход из тяжелого эмоционального состояния. И здесь важно умение выслушать и сострадать.

Но, помимо таких сеансов, есть куда более важные средства, куда более мудрые учителя и проводники к духовному прозрению, и среди них — молитва, церковь, исповедь, покаяние. «Господи, помилуй чадо мое, умершее в утробе моей, за веру и слезы мои, ради милосердия Твоего, Господи, не лиши его Света Твоего Божественного».

Почему так важна молитва? Потому что в ней мать и загубленный ребенок соединяются вновь. С молитвой в сердце матери входит любовь к своему нерожденному чаду.

Почему важно посещение церкви? Мой духовник отец Алексей (Охотин), настоятель Храма Благовещения Пресвятой Богородицы в Нью-Йорке, любит напоминать нам, прихожанам: «Мы так усердно моем лицо свое и руки каждый день, иногда и по нескольку раз в день, а при том забываем, что душа наша тоже загрязняется и часто смердит из-за того, что очистить и умыть ее у нас нет времени или желания. А ведь душа — вечная, не то что одежда…». В церкви, как нигде в другом месте, мы осознаем, чувствуем сердцем, как греховны и немощны.

И, конечно, исповедь. Принесенное добровольно и изреченное перед священником искреннее раскаяние скажет Богу, что мы идет к нему по воле своей, что мы сами делаем выбор быть с Ним и повиниться перед Ним. Господь сказал: «Идущего ко Мне, не отвергну». Значит, Он ждет нас – это нам решать, остаться ли наедине со своей болью (а нередко и гордостью) или снести ее Утешителю…

Самооправдание, хоть и легче дается, имеет краткий эффект, и, по сути, — враг настоящему исцелению. Как только улетучится его эйфория, оборачивается оно новой волной отчаяния. Ответственность же за совершенный грех и покаяние приведут к новой надежде.

И только новая надежда придаст смысл жизни.

Не самопрощение, о котором так много говорят психологи, когда пытаются от лукавого поднять самооценку пациента, а истинное прощение от Христа, которого только и может желать, — нет, не наше эго, не наше временное «я», — а наша бессмертная душа.

Время не лечит. Очень часто, к сожалению, осознание вины за содеянное детоубийство приходит не сразу, и даже не через год или два, а через много лет.

У Ирины В., больной пятидесятилетней женщины, есть двадцатилетняя дочь, а первых двоих она уничтожила в утробе. Так и жила себе годы и годы, пока не подступили тяготы возраста и болезней. А теперь вот затосковала, загоревала крепко, и все снятся ей первые двое и куда-то зовут с собой.

Ирина считает, что и болезни ее нынешние, хронические от абортов, и тоска от того же, и то, что муж рано ушел из жизни, и дочь совсем от рук отбилась.

Наталья, дочь Ирины, объявила на днях, что «залетела» и хочет сделать аборт, и добавила тоном, не терпящим возражениий, что, мол, нечего слезы лить. «А я на колени перед ней упала, — говорит Ирина, подавляя подступившие рыдания, — и все просила не убивать ребенка.

Сама выращу, если ты не хочешь, из последних сил соберусь, а подниму, только не режь его, он же живой, такой, как и ты была когда-то! И всю правду о своем горе рассказала…».

— Ну, и что, послушалась вас дочь? – спрашиваю я.

— Не знаю. Но как-то тише стала. Дома больше сидит по вечерам. Не знаю, как к ней подступиться. Одна она у меня. Цветочек мой. А было бы три… три цветочка…

Глаза у Ирины выцветшие, почти белые от слез. Но и душа, видно, постепенно обеляется.

Постабортный синдром – это не психическое заболевание, но сдавленный, неоглашенный крик женской души, раненной смертным грехом.

Поэтому и лечить эту рану нужно не только в беседах с психологом, но, прежде всего, в общении с Богом.

Только перед ним мы можем встать на колени и произнести: «Помяни, Человеколюбче, Господи, души отошедших рабов Твоих младенцев, кои в утробе православных матерей умерли…».

Наталья ВОЛКОВА, психотерапевт, Нью-Йорк

Источник: http://www.nsad.ru

Источник: https://azbyka.ru/zdorovie/postabortnyj-sindrom-chem-ego-lechit

Постабортный синдром бывает у мужчин | Милосердие.ru

Постабортный синдром

Теме постабортого синдрома был посвящен вебинар, проходивший при поддержке Синодального отдела Русской Православной Церкви по церковной благотворительности и социальному служению 25 марта. Вебинар вел врач-психиатр Алексей Фокин (Санкт-Петербург), исследующий проблему постабортного синдрома более 10 лет.

От постабортного синдрома страдают 25% женщин

По статистике, каждая вторая женщина в России после тридцати лет делала аборт. Как минимуму половина из них, то есть примерно 25% женщин, испытывают серьезные психические переживания, которые, увы, не связывают с абортом.

Однако, по мнению Алексея Фокина, тема постабортной травмы до сих пор табуирована. Женщины одиноки в своей проблеме. Им не с кем поделиться и они сами подчас боятся об этом думать. «В нашем обществе не принято, не одобряемо обсуждать подобные темы, а значит, невозможно делать это на законных основаниях. Женщины замыкаются в себе, что лишь усиливает симптомы», — отмечает психолог.

Накопленный катамнез по этой проблеме свидетельствует: симптоматика переживаний, которые испытывают многие женщины, сделавшие аборт, сходна с переживаниями утраты человека, а не «плода».

Число исследований постабортной травмы довольно мало. На Западе щедро спонсируются работы диаметрально противоположного характера, о том, что аборт – несложная медицинская процедура, которая не вызывает никаких негативных последствий. Тема тяжести постабортной травмы активно блокируется фармкорпорациями, заинтересованными в увеличении продаж лекарственных средств.

Фото с сайта k-istine.ru

Симптомы постабортной травмы

Во-первых, чувство пустоты и утраты: что-то было, теперь его нет. Это то, что женщины испытывают, не осознавая причин, или в последнюю очередь связывая с абортом. Такой симптом особенно характерен для женщин, которые не знают, как развивается ребенок, не понимают, что происходит с ним от недели к неделе.

Во-вторых: вина и депрессия, два других важных и тяжелых симптома, которые наблюдаются у многих. По мнению психиатра, они проявляются не сразу, часто через годы. Однако, большинство обратившихся за помощью пациентов по десятибальной шкале оценивают свою депрессию на 7-8 баллов. Это довольно высокий уровень, следствием которого часто становятся мысли о самоубийстве.

Для стабильных и продолжительных депрессий также характерны так называемые «флэшбеки» и «репереживания». Термин флэшбек, возникший в среде ветеранов, переживших войну, характерен внезапно накатывающим чувством, реальным ощущением того, что ты опять в травмирующей ситуации.

Если у ветерана войны такие ощущения может вызвать невинный хлопок лопнувшей шины, то у женщин причиной флэшбека может стать даже поход к стоматологу. «Женщина чувствует в стоматологическом кабинете запах антисептика и тут же начинает ощущать себя реально присутствующей в абортарии», — отмечает А.

Фокин.

Репереживание – менее яркое, но не менее болезненное чувство утраты ребенка. Мысли о том, что могло бы быть с ребенком, как сложилась бы его жизнь. В таких ситуациях женщина вновь вспоминает, как шла врачу, что с ней происходило, что можно было изменить ситуацию. Мысли таких пациенток крутятся вокруг травмирующей ситуации.

Третьим ярким проявлением постабортного синдрома специалисты называют кошмарные  сновидения. «Одним женщинам видятся окровавленные дети, другим снится, как они выбрасывают ребенка из окна.

Характерно, что женщины не связывают подобные сны с перенесенным абортом», — говорит Алексей Фокин. Закрытость и непопулярность темы часто приводит к тому, что и не всякий психолог сразу выявляет истинную причину кошмаров.

Даже специалист не всегда видит взаимосвязь аборта, сделанного три горда назад, и неприятных ночных сновидений.

«В мой практике, – рассказывает психотерапевт, – был случай, когда ночными кошмара страдала женщина, начавшая принимать противозачаточные контрацептивы, которые обладали абортивным действием».

По мнению врача, важно понимать, что многие гормональные средства и внутриматочный спирали, хотя и не равносильны аборту, могут привести к смерти плода на ранних стадиях развития, так как механизм их действия не позволяет развиться зародышу.

Четвертым симптомом постарбортной травмы является эмоциональная отгороженность. Это попытка женщины заглушить свои чувства, не давать им выходить наружу, быть спокойной, уверенной.

Не менее ярким симптомом, по мнению Алексея Фокина, является употребление алкоголя.

«Согласно статистике, – говорит психиатр, – самый высокий уровень алкоголизации и самоубийств наблюдается в странах, где имеет место наибольшее число абортов».

Первое место в этом рейтинге занимают Россия и Румынии. При этом Россия является мировым лидером по женскому алкоголизму. Психиатр не исключает, что алкоголизм выступает своего рода компенсаторным механизмом после утраты ребенка, когда женщина пьет, чтобы заглушить свою боль, часто бессознательную.

Наблюдается также связь между самоубийствами и абортами. «Самое надежное исследование этого вопроса, основанное не на опросах, а на историях болезней по медицинским картам, было проведено в Финляндии. Вывод: самоубийства в 6 раз чаще совершают женщины, сделавшие аборт». А Россия, как известно, по числу самоубийств входит в пятерку лидеров.

Не специфичным, более редкими, но имеющим место симптомами являются психозы. Женщины могут попадать в психиатрические больницы, по словам доктора, будучи преследуемы, например, голосами «убитых детей», маниакальным желанием вернуть убитых детей, другими острыми проявлениями психиатрических расстройств.

Еще одним проявлением постабортной травмы являются  расстройства пищевого поведения: булимия и анорексия. Эти расстройства ни что иное, как компенсаторная форма проявления симптома.

Симптомы постабортной травмы могут проявиться через 10 лет

Глубокое подавление интимной и болезненной темы является одной из важнейших особенностей постабортного синдрома, — уверен Алексей Фокин.

— Болезненные симптомы женщины готовы связать со всем чем угодно, только не с абортом. «Это из-за того, что начальник кричит. А это потому что я утомляюсь. А это потому что муж плохой», – женщины будут искать любые причины, лишь бы уходить от темы аборта.

Женщины очень редко приносят психотерапевту аборт как причину переживаний. Если она и всплывает, то не ранее, чем на 5-10-ой встрече.

Еще одним характерным симптомом, который не проявляется нигде, кроме как в постабортной травме, является реакция «на годовщину». «Каждый год, либо в дату предполагаемых родов, либо в дату аборта, женщины становятся более подавленными, депрессивными», — поясняет Алексей Фокин.

Для постабортного синдрома характерно то, что его симптоматика в большинстве случаев проявляются не сразу. Как правило, не ранее, чем через полгода, иногда через 3-5 лет. Однако симптомы сохраняются долго, иногда вплоть до глубокой старости. В таком случае женщины очень болезненно воспринимают любые рассказы об абортах.

В практике Алексея Фокина был случай, когда женщина, сделавшая аборт, лет через 20 начала страдать от одного кошмарного сна. Она видела в повторяющемся сновидении мышонка, которого прихлопывает тапком.

Отнимая тапок от пола, под ним вместо мышонка она каждый раз обнаруживала убитого малыша. «Этот сон преследовал пациентку многие годы, причем она долго не связывала его со своим абортом», — рассказывает врач.

Как протекает постабортный синдром?

Как всякая психологическая травма, он имеет свои этапы.

Первая стадия – облегчение. В этом случае женщина чувствует, что ей удалось решить неразрешимую проблему, у нее с плеч упала гора. Это бывает не у всех, но характерно для тех женщин, которые шли на аборт осознано и добровольно. Это этап не продолжительный. Длится не более месяца

Вторая стадия – отрицание, которое сопровождается необъяснимой грустью и тоской, чувством пустоты и депрессией.

Как правило, женщины начинают искать рациональные объяснения своим чувствам, но редко видят причины в аборте. Этот этап может длиться 3-4-5 лет.

Многие женщины «застревают» на нем, принципиально отрицая связь своего плохого душевного состояния с абортом. Также характерно избегание обсуждения этой темы с близкими и друзьями.

Третья стадия – гнев, злоба. На этом этапе наступает осознание произошедшего. Для него также характерен поиск виновных в собственном поступке.

«В моей практике был случай, – рассказывает Алексей Фокин, – когда женщина открыто обвиняла окружающих в собственном аборте. Обращаясь к людям церковным, она так и говорила: «вы нехорошие, потому что не объяснили мне, что аборт – это убийство. Это вы виноваты. И где вы, православные люди, были, когда я его делала? Почему раньше никто не сказал, что это убийство?»

Еще чаще женщины обвиняют в абортах родных, близких, мужей, подруг и врачей. Но рано или поздно начинают обвинять себя, что и приводит к затяжным депрессиями разной степени выраженности. Каждая депрессия при этом имеет как минимум три проявления.  Помимо плохого настроения, у женщины изменятся восприятие окружающего мира и себя самой.

«Женщина в депрессии начинают считать себя плохой, неудачницей, некрасивой, и таким же серым, некрасивым и тоскливым кажется ей окружающий мир и свой дом. Главное, что депрессия меняет восприятие будущего. Женщине кажется, что никаких перспектив и ничего хорошего в ее будущем нет и не может быть», — отмечает Алексей Фокин.

«Если женщина получает психологическую помощь, если она идет в церковь и кается, если ей удается поучаствовать в жизни других беременных и спасти чью-то жизнь, то это серьезным образом облегчает симптомы», — убежден доктор.

Постабортный синдром у мужчин

Постабортный синдром пусть и редко, однако, имеет место и у мужчин. Как правило, это не депрессия, но агрессия. «Один из моих собеседников рассказывал о первой жене, который он не смог простить аборта.

Их брак развалился после того, как жена, в тайне от мужа, посоветовавшись с подругой, сделала аборт, – рассказывает Алексей Фокин. – И он помнил и ощущал это как реальное переживание спустя 35 лет. Его чувства были такими сильными, как будто бы это случилось вчера».

 Впрочем, у мужчин, по словам врача, также могут наблюдаться и депрессии, и апатия и даже возникать алкоголизм.

Психотерапия постабортных травм

Психотерапия постабортных травм в России, несмотря на актуальность, почти не развита. Однако по своему характеру она похожа на психологическую помощь при утрате. Главное, важно дать возможность женщинам поделиться своими переживаниями, рассказать о самом факте аборта.

Алексей Фокин:

«Если чувства не разделяются, если носятся внутри, то женщины продолжают страдать. Существует даже термин, описывающий это состояние – зона внутреннего одиночества. Это явление, когда человек носит в себе мегатайные темы, которые никогда и никому не рассказываются. Как правило, страдания после аборта попадают в такую зону.

Поэтому нужно дать возможность женщине открыться, быть услышанной и понятой, принятой. И это очень важный, трудный и болезненный процесс. Принятие и сочувствие способны повысить осознанность проблемы».

По словам Алексея Фокина, за рубежом работают с постабортными травами давно. Одним из лучших «лекарств» является, по мнению специалистов,  участие женщин в благотворительных организациях, помощь таким же как они, помощь тем, кто оказался в сложной жизненной ситуации.

Почему постабортная травма не признается международной психиатрической ассоциацией

сложность в изучении постабортного синдрома – непризнания многими женщинами самого факта, что сделав аборт, они страдают. Отсюда – трудности в проведении исследований, опросов. Именно это делает возможными заявления, что постабортного синдрома не существует в природе, что это «выдумки церковников», «церковных фанатиков».

Исследования в этой области возможны лишь тогда, когда врач имеет тесный и серьезный контакт с пациентом, теплые отношения и определенный запас доверия. Очевидно, что удовлетворить всем этим требованиям крайне сложно. Однако ряд исследований все-таки есть и ознакомиться с ними можно на POSTABORT.ru.

«Аборт не указан в качестве стрессового фактора даже в списке посттравматических стрессовых расстройств, – уточняет Алексей Фокин. – А постабортная травма не признается официальной психиатрической ассоциацией.

Признание факта постабортного синдрома  ограничило бы рынки сбыта фармкомпаний по поставкам лекарств, которые лечат последствия абортов.

Нужно учитывать и то, что фармакологические компании оплачивают разработку руководства по диагностике и статистике психических расстройств DSM – V.

Это американское руководство, но оно котируется и в отечественной психиатрии, хотя в России мы пользуемся Международной классификацией болезней (МКБ-10).

Причем еще не так давно DSM аборт был в списке травмирующих факторов, но в последних редакциях его исключили».

И тем не менее на западе есть свои исследования и литература о постабортных травмах. Например, книга Терезы Берк «Запрещенные слезы». Эта книга, написанная практикующим психотерапевтом в соавторстве с ведущим специалистом по постабортной травме Дэвидом Риардоном, –  лучшее исследование этой проблемы.

В основу книги легли исследования случаев послеабортного синдрома более чем тысячи человек, которые за несколько лет приняли участие в групповой работе  психотерапевта. «Эта книга говорит не только о замалчивании правды, о запрете горя, об играх человеческого разума,­ поясняет Фокин. ­– В ней описаны механизмы психологической защиты человека.

Аборт на Западе, увы, политизированный вопрос».

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/chto-takoe-postabortnyj-sindrom/

Существует ли постабортный синдром?

Постабортный синдром

В нашей стране только по официальной статистике выполняется около 3 млн абортов в год. Существуют обширные исследования о физических последствиях аборта: ранних и поздних, первичных и вторичных. В 70-е годы 20 столетия в гинекологии появляется специальный термин: вторичное бесплодие – заболевание, основной причиной которого является аборт.

Наличие физических последствий аборта не вызывает сомнения ни у кого. О психических последствиях аборта в России не написано ни одной статьи, не сделано ни одного доклада.

Репродуктивный статус женщины учитывается в России только в области гинекологии и акушерства.

Для амбулаторных и стационарных пациенток психиатрических клиник, невропатолога и семейного консультанта этот статус практического значения не имеет.

Таким образом у российских женщин постабортного синдрома (ПАС) как бы и нет. Поэтому многие врачи, в том числе акушеры и гинекологи, не знают о существовании ПАС.

Существуют ли психические последствия абортов или так называемый постабортный синдром и как его определить ?

Согласно определению Американской ассоциации психиаторов (1987), посттравматическое стрессовое расстройство включает травму, вызванную “событием находящимся вне пределов обычного человеческого опыта… например, серьезной угрозой жизни и физическому состоянию человека, серьезной угрозой его детям… или смерти другого в результате физического насилия”. ПАС рассматривается как разновидность постстрессового расстройства (ПСР).

Винсент Ру (США) определяет ПАС ” как посттравматическое стрессовое расстройство, характеризующееся развитием симптомов, вызванных определенными эмоциональными реакциями на полученную вследствии аборта физическую и эмоциональную травму.

Существуют четыре основных компонента Постабортного синдрома:

  • Прямое или косвенное участие в уничтожении внутриутробного младенца, что воспринимается как травма и нечто, выходящее за пределы обычного человеческого опыта.
  • Неконтролируемое негативное переживание заново аборта как смерти, например, возвраты к прошлому в памяти, кошмары, горе, особенно в годовщину аборта.

  • Неудачные попытки избежать или отрицать воспоминание об аборте и эмоциональную боль.
  • Возникновение симптомов, связанных с абортом и не имевших место до него, включая чувство вины за сохранение собственной жизни”.

Таким образом, ПАС является медицинским определением психологических и эмоциональных нарушений у женщины после аборта.

Но данное определение затрагивает лишь внешнюю сторону проблемы и в лучшем случае может претендовать на характеристику медицинского аспекта ПАС, определяющего некую болезнь психики человека. В настоящее время существует примерно 250 работ, связанных с исследованиями ПАС в основном в Европе и США.

Американские специалисты разработали симптоматику ПАС, его течение и последствия, методы излечения, а также отметили группы риска, особенно подверженные ПАС.

Но нам представляется, что многие ошибочные взгляды на различные аспекты ПАС связаны именно с неправильным определением этого синдрома или неверной постановкой проблемы в принципе, а точнее сказать в игнорировании духовной стороны вопроса.

Как отмечалось выше ПАС как таковой является лишь медицинским определением. Наше расхождение с американскими коллегами состоит, например, в определении самого источника ПАС – греха детоубийства и определения роли женщины в этом.

Анна Спекхард (США, Арлингтон), один из ведущих психологов- специалистов по ПАС в одном из исследований считает, что психологическая реакция отрицания у женщины, которая сделала аборт, строится на непринятии реальности смерти своего ребенка.

Мы полагаем, что женщина не может принять другую правду, о том, что она сама – причина смерти своего ребенка. Именно в этом корень греха, и одновременно первая ступень покаяния как изменения сознания.

Правильное (православное) осознание того, что произошло при аборте, ведет к изменению сознания человека, а изменение сознания есть ни что иное как покаяние.

Мы получаем письма от женщин, сделавших аборт. Письма все разные. Но, в основном, это письма-исповеди, письма – крик души. В них одни скорбят без оправданий о том, что произошло. Другие говорят: это делают все, меня заставил муж, я не более грешна, чем все. Последние отрицают то, что сделали зло.

Психологический механизм отрицания после сделанного аборта есть ни что иное, как отрицание возможности покаяния в содеянном.

Нам представляется спорным следующее утверждение американских специалистов: “Травма, вызываемая абортом, во многих случаях может быть предотвращена или излечима, если женщины группы риска получат адекватное консультирование и смогут принять решение, соответствующее их психологическим и социальным потребностям” (Винсент Ру, США). Если женщина приняла решение и сделала аборт, то она просто обречена на душевную боль и предотвратить психическую травму при любом, даже самом хорошем консультировании невозможно. Предотвратить ПАС можно только, уговорив женщину не делать аборт.

Женщина, сделавшая аборт, муж, который ее к этому подтолкнул, врач, который был причастен к аборту – все они подвержены заболеванию ПАС. Для его излечения на самой первой стадии все они должны осознать, что такое аборт, каковы последствия этого деяния, в чем они проявляются у них и как их преодолеть.

В настоящее время предлагаются самые разные принципы излечения ПАС. Одно из направлений, распространенное в США, Японии и России – это переживание душевной боли и преодоление ее с помощью методов, которые могут нанести человеческой душе большой вред, вплоть до серьезного психического заболевания.

Так некоторые направления данного переживания у женщин, связанны с написанием ими писем и стихов своим абортированным детям, их заочного крещения, посвящения им символического места на кладбище с посещением “детской могилки”, покупки этим детям игрушек, разговора с ними с поименным призыванием и т.д. Все эти методы можно рассматривать как языческую ересь, с попытками проникновения в мир умерших, что очень опасно для души и может нанести непоправимый вред психическому здоровью женщины.

КОГДА БОЛИТ ДУША

Для того, чтобы определить, что же такое ПАС, будем иметь ввиду, что человек по своей структуре тресоставен (Святитель Феофан Затворник) и состоит из тела, души и духа. С какому из этих трех компонентов относится ПАС?

Ко всем. Понятно, что физические страдания после аборта связаны с душевными переживаниями. Первые могут вызывать и усугублять вторые и наоборот. Но все же попытаемся вычленить нечто характерное только для ПАС и назовем это состояние условно – “когда болит душа”, пытаясь прийти в верному определению этого заболевания.

Знаете ли Вы что такое душевная боль, вызванная какой-то скорбью, например смертью близкого? “У меня болит сердце”, – говорит человек, имея ввиду именно болезнь души.

“Тоска смертная”, – говорит другой, и это тоже может быть проявлением болезни души. Те, кто перенес смерть близкого человека, знают, что время лечит любую скорбь. Но только не психические последствия абортов. Они не проходят со временем, а могут лишь усугубляться.

Постабортный синдром у женщины всегда сопровождается психическими нарушениями разного типа и является реакцией человеческой души на умышленное или неумышленное убиение внутриутробного младенца.

“Умышленно погубившая зачатый во утробе плод подлежит осуждению смертоубийства. Тонкого различия плода образовавшегося или еще необразованного у нас нет. Ибо здесь полагается взыскание не токмо за имевшее родитися, но и за то, что наветовала самой себе: поелику жены от таковых покушений весьма часто умирают” , – писал в 4 веке Святитель Василий Великий.

Эти психические нарушения могут проявляться в следующих симптомах: постоянное возвращение к прошлому в памяти; специфические видения и сны; отчаяние, приводящее к суицидальным мыслям; непроходящее чувство утраты по типу потери близкого человека; страх, что все раскроется и все осудят за сделанный аборт; озлобление и гнев, особенно по отношению к мужу или тому, кто возможно подтолкнул на аборт; чувство неудавшейся жизни, часто основанное на начавшемся расколе в семье; пьянство и наркомания как реакция подавить постоянно действующий источник боли и т.д. Но самое главное препятствие для излечения ПАС – так называемая психологическая защита души – отрицание того, что был совершен грех. Поэтому для женщины очень важно правильно осознать происшедшее и попытаться определить, кто в этом виноват с последующим изменением своего сознания как по отношению к себе, так и к другим людям.

Очень часто женщина понимает, что она больна, но не знает, что с этим делать. Она остается один на один со своим горем.

Был ли аборт искусственным или самопроизвольным, был ли ребенок желанным или нет, женщина имеет дело с потерей ребенка, с опытом смерти, который не сопровождается никакими обрядами, что усугубляет течение ПАС. Данная ситуация характерна не только для ПАС, но и для тех людей, кто потерял близких и не мог похоронить их.

Представим конкретную ситуацию, которую условно назовем “Кризизом противоречий” с ожидаемым и конкретным результатом после аборта: получение значительного психологического облегчения после аборта – но через неделю (или через год) чувство страшной тяжести на душе; надежда наладить отношения с мужем, решив проблему нежеланного ребенка – ухудшение и усугубление отношений вплоть до нежелания телесной близости; решение проблем физического здоровья (например токсикоз беременности) – острые или хронические осложнения в репродуктивной и гормональной системе организма; желание оздоровить организм (спорт, режим дня, правильное питание) – курение, алкоголизм или наркомания как защитная реакция от постоянно действующего источника душевной боли; спокойное состояние психики – гнев, эмоциональная неуравновешенность и раздражительность.

Что дополнительно может усугублять тяжелое психическое состояние женщины?

  • Несоответствие психологической установки перед абортом с тем, что происходит после. Например: “там еще ничего нет, но вдруг женщина может увидеть окровавленные части рук или ног внутриутробного младенца, что вызывает моментальный глубокий шок с тяжелейшими переживаниями – впоследствии навязчивыми состояниями”.
  • Женщины не знают, что делать с этой болью, а некоторые вообще не связывают состояние ПАС с абортом. Психологические реакции отрицания того, что произошло или подавления постоянно действующего источника душевной боли могут превратить женщину в инвалида.
  • ПАС очень часто бывает тайной, покрытой мраком. Даже хронические заболевания излечимы, особенно те, которые видимы и правильно диагностированны. При подавленном ПАС, он как бы превращается в воспаленный нерв зуба, который вначале разрушает зуб, потом надкостницу, а потом переходит на весь организм.
  • Вся абортная индустрия (фабрика смерти) не заинтересована в представлении ПАС как серьезного заболевания, так как наличие ПАС развенчивает идею о так называемом безопасном аборте.
  • ПАС относится к сфере невидимой боли, что обусловливает возможность методологических недостатков при привалирующей роли пациента в излечении.

Как бы не было трудно женщине переживать ПАС или осознавать свои грехи, самое главное – знать, что “покаяние открывает зрение грехов своих” (иеромонах Никон, один из последних Оптинских старцев), оно есть духовное определение.

Излечение души есть путь к физическому здоровью. Поэтому вся теория и практика консультирования ПАС лежит на стыке душевного и физического здоровья и очень важно, чтобы Православная Церковь и врачи работали над этой проблемой вместе.

Директор Межрегиональной общественной организации “ЖИЗНЬ”, Селихова О.А.

cтатьи о.Александра Ильяшенко по данной тематике:

  • Аборт (ч.1)
  • Аборт (ч.1)
  • Планирование уничтожения нации

Источник: https://www.pravmir.ru/sushhestvuet-li-postabortnyj-sindrom/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.