Семья с биологическими и приемными детьми

Почему усыновленные дети ищут кровных родителей | Милосердие.ru

Семья с биологическими и приемными детьми

Ленку родная мама отдала в приют в пять лет; сказала, что ей надо устроить личную жизнь. Потом перестала приходить и вообще пропала. Так девочка оказалась в детдоме. Потом была приемная семья, но у Ленки начались истерики: «У меня есть мама, и я её люблю. Вы меня забрали, а мама меня ищет!». Не выдержав, опекуны через два года вернули Ленку в детдом.

«Брошенные дети никогда не винят в своей судьбе кровных родителей, — рассказывает вторая приемная мама Ленки, Лариса. – Конечно, бывают озлобленные, но очень редко.

Чаще всего, по рассказам детей, виновата соседка, которая позвонила в опеку, или опека, которая приехала и забрала. А мама всегда хорошая, мама права. Родных мам дети всегда идеализируют: мама и готовит, и все делает.

Для ребенка, который внутренне еще не совсем отделился от мамы, это важно и даже правильно.

Поскольку детям надо на что-то опереться, чаще всего они выбирают светлые моменты: мама же не всегда была пьяная – иногда она с ребёнком занималась. Ну и что, что перед приездом опеки спала два дня, — устала: «я же не голодный был – меня соседка покормила».

Когда Ленку вернули в детдом опекуны, и на горизонте еще только появилась вторая приемная семья, истерики стали постоянными: «Мама меня ищет, а вас любить я не буду!» Причем с чужими людьми девочка общалась нормально, только с потенциальными опекунами начинала драться и биться о стены: «Вы меня все равно сдадите!» После того, как Ленку сдала родная мама, а потом первые опекуны, к другому выводу прийти ей было сложно. Когда состояние ребенка потребовало лекарств, Лариса сама начала искать кровную маму Ленки.

Благодаря соцсетям женщина нашлась довольно быстро. Появлению Ларисы она, как казалось, обрадовалась, и стала рассказывать, что дочку потом искала, но опека не дала ей контактов первой Ленкиной приемной семьи. Позже инспектор опеки рассказал Ларисе: кровная мама Ленки в опеку даже не обращалась. Более того, оказалось: после Ленки в разное время ее мама написала отказы еще на троих детей.

Через пару месяцев переписка Ларисы с мамой как-то внезапно заглохла. Тогда ревущая в голос Ленка (к тому моменту ей было около девяти лет) стала писать маме сама: «Мамочка, это я.

Я тебя люблю и очень скучаю!» Ответов не было, и тогда девочка начала их придумывать: «Нет, мама мне писала! Вот про это написала!» И это при том, что всю переписку со своего аккаунта Лариса прекрасно видела: входящих сообщений там не было.

Пришлось ехать по месту прежнего Ленкиного жительства.

«Честно говоря, вы – первые на моей памяти приемные родители, которые ищут кровную родню», — изумилась инспектор опеки и выдала Ларисе адрес Ленкиной бабушки.

В доме у бабушки Ленка прогостила неделю, вспомнила, как бывала там в детстве, познакомилась с дядьями и тетками, выслушала бабушкин рассказ про опеку, которая не отдала ей внучку из-за возраста, и…успокоилась. Теперь родные у Ленки есть, они ее не бросили и, если что, их можно найти через аккаунт мамы Ларисы. Но это уже не очень важно, потому что сегодня у Ленки – куча приключений.

Во-первых, из нашей с Ленкой беседы выяснилось, что у нее в школе сегодня две пятерки и четверка.

Во-вторых, на остановку не пришел автобус, а следующий, как Ленка сама смогла разобрать в расписании, должен быть только через полтора часа, так что мама Лариса срочно помчалась на машине Ленку забирать.

И теперь, когда они уже встретились, Ленке маме нужно скорее рассказать обо всех школьных новостях. Жизнь кипит. Так что мысли о бабушке – немножко подождут.

Кровная Ленкина мама в этой истории так и не появилась – она опять устраивает личную жизнь.

«Учиться не стану, а пойду замуж за зэка!»

О том, что Таня общается с родней, приемная мама узнала случайно. Как и то, что именно общение с кровными родственниками было причиной двух предыдущих возвратов.

Оказавшись в новом доме, десятилетняя Таня буквально на следующий день отрапортовала кровной матери по телефону:

— А я опять в семье. Здесь классно! Мама, бери дядю Пашу, дядю Сашу, дядю Веню, дядю Сережу и приезжай.

Чувства приемных родителей, которых и в опеке, и в детдоме уверяли, что, проживая в учреждении, Таня с семьей не общалась, легко представить…

Впрочем, когда стали разбираться, немного успокоились. Оказалось: обширная семья Тани, включая ее родную маму, лишенную родительских прав за беспробудное пьянство, жила буквально на соседней улице от детдома.

За годы, что девочка там провела, навестить ее приходила только тетя, давным-давно порвавшая отношения с веселыми родственниками и живущая в другом месте.

Так что немедленного визита мамы, как и отсидевших не по разу в тюрьме дядьев, можно было не опасаться.

— Если уж они к нам не пришли, к вам точно не доедут, — успокоили в детдоме.

Но также оказалось, что все эти годы связь с родными активно поддерживала сама Таня. В обход всех решений опеки, это совсем несложно. Просто однажды добрый дядя-губернатор распорядился подарить всем детдомовцам телефоны и каждый месяц класть на них деньги. А уж что делают дети с этими подарками и куда с них звонят, в жизни никто не проверял.

Гораздо сложней было другое: по телефону родная мама любила рассказывать дочке, что она бросила пить, давно устроилась на работу и дочку вот-вот заберет. Поэтому новые семьи Таня воспринимала двояко: в них удобно, потому что тепло и кормят, но вообще они – «запасной аэродром».

«Я в школе учиться и по вашим правилам жить не буду, я тут вообще временно! — заявляла девочка. – Если не нравлюсь – сдавайте!» Любые попытки запретить общение с мамой оканчивались криком: «А если там с мамой без меня что-то случится?»

Так бывает: в кризисных семьях, если родители не слишком-то самостоятельны, у детей включается «родительская функция».

Связь с мамой, нормальная для любого ребенка, не разрывается, но выстраивается наоборот. И тогда именно ребенок, рассуждая вслух: «Мама хорошая, она просто болеет», — периодически выливает водку из бутылок и пытается достать в дом еды. Ведь это его семья, а семью не выбирают.

Правда, опыт из такой семьи выносится не всегда благостный. Например, заставить Таню учиться нельзя было никак. Еще она очень любила рассказывать о своих планах «выйти замуж за зэка», — ведь у нее дома это было нормально. Разумеется, всех опекунов такие заявления повергали в шок. Они бросались срочно «переделывать» трудного ребенка.

Перелом в Таниной истории наступил неожиданно. Однажды, когда новая семья Тани вернулась из отпуска, их ждало письмо от Таниной тетки: «У меня плохие новости, — писала женщина. – Танину маму убили».

Из шока («Пока я моталась по вашим отдыхам, произошло вот что! Это я виновата!») девочку выводили с психологами. Сейчас она постепенно обживается в новой семье, даже стала называть приемную маму «мамой».

«Я поняла, что общения с кровными родственниками не надо пугаться, — говорит приемная мама Тани, Ира. — Ребенку очень важно знать, кто он и откуда.

Ведь кровная семья ребенка – это его часть: у них общая история рода, общие гены, характеры. Но его родственники – это не только ужас-ужас.

Среди них могут оказаться вполне приличные люди, которые, по тем или иным причинам не смогли взять ребенка к себе.

Например, у Таниной тети четверо своих детей. И когда наше с Таней общение совсем заходило в тупик, тетя очень мне помогала. Они с Таней разговаривали и ее, родственницу, Танюха как-то слушалась. Сейчас я иногда отпускаю ее к тете в гости, даже с ночевкой».

Бабушка приходит сама

Фото с сайта makeloft.by

— О том, что я приемный, я знаю с детства. Меня же в семью забирали из больницы, мне было шесть лет, я все это прекрасно помню. Желание найти родную маму и поговорить появилось много позже, лет в двадцать. Даже не знаю, чего хочу от этого разговора, в глаза посмотреть, что ли? Наверное, все.

Сейчас Руслану двадцать пять, он давно живет в семье волонтеров Оли и Кости, которые когда-то четырехлетнего увидели его в РДКБ и стали ему мамой и папой.

А еще через несколько лет после тех событий в жизни их семьи произошло невероятное. Руслану было лет десять, он в очередной раз лежал в больнице, когда в коридоре его отвела в сторонку женщина из соседней палаты и подробно расспросила, откуда он и как его фамилия.

Вечером та же женщина отвела в сторонку папу Руслана и рассказала: в соседней палате лежит двоюродная сестра мальчика, а она сама – его родная бабушка. Редкий диагноз стал для родственников опознавательным знаком.

Потом был долгий бабушкин рассказ об истории семьи, где два ее сына отказались от больных детей.

Бабушка плакала, в последующие годы еще несколько раз приезжала в Москву при разных возможностях, звонила. Хотя вообще с Дальнего Востока не наездишься. А, с другой стороны, внук был так похож на нее, просто одно лицо.

Общение продолжалось несколько лет, до самой смерти бабушки; помимо двоюродной сестры у Руслана со временем появилась «приемная» — Оля и Костя усыновили девочку Марфу, ей уже 13 лет. И, кстати, она с удовольствием, как и сама приемная мама Оля,  общается со своей родной тетей и ее семьей.

Не появилась только мама Руслана. Позже выяснилось: с мужем (отцом Руслана) они развелись, мама снова вышла замуж. И у нее есть приемный ребенок – сын погибшего брата, по возрасту он – почти ровесник Руслана. О самом Руслане родственники пытались с ней говорить, получили ответ: «Для меня это – закрытый вопрос».

— Если я когда-нибудь соберусь съездить к маме поговорить, ты поедешь со мной? Мне так будет легче, — спросил однажды Руслан свою приемную маму. На этом все разговоры о его родной семье у них закончились.

Когда вредна «святая ложь»

Ситуацию комментирует координатор программы «Близкие люди» фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Алена Синкевич:

— Любой человек при рождении испытывает стресс, помимо прочего связанный с потерей привычной в течение девяти месяцев среды обитания. Он попадает в мир, где, по сравнению с внутриутробной жизнью, холодно, голодно, трудно двигаться.

И начинается адаптация к новым условиям. Главным гарантом безопасности здесь становится мама, которую малыш узнает по звуку, тембру голоса, «химии».

Если мама не может быть рядом с ребенком, не может его кормить, защищать, петь ему песни, согревать, играть, разговаривать, развивать, все это может взять на себя другой взрослый — отец, бабушка, тетя, приемный родитель.

Новорожденному ребенку будет труднее, чем если бы это была родная мама, но ребенок справится. Этот взрослый или несколько членов его семьи станут для него значимыми людьми.

Их присутствие будет создавать у малыша ощущение безопасности, даст возможность нормально развиваться.

Но если ребенка оторвать от таких значимых взрослых (пусть даже номинально выполнявших эту роль), у него пропадает стимул к жизни и развитию.

Появление новых взрослых, претендующих на роль значимых, может сформировать новые стимулы, но травма от потери старых от этого не исчезнет.

Она будет проявляться разным образом — в тревожности или, наоборот, апатии, задержке темпов развития, нарушении привязанности или как-то еще. Способов много и они подчас очень «хитрые».

Общение с кровной семьей помогает ребенку восстановить картину непрерывности своей жизни, ее осознанность.

Восстанавливается и ощущение безопасности, связанное с тем, что значимые для ребенка люди не исчезают из его жизни без объяснения причин.

Алена Синкевич, координатор программы «Близкие люди» фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам». .com/alyona.sinkevich

Восстанавливается «логика событий», «смыслы» происшедшего, правда, даже если она «неприятная», и это намного важнее (как показывает многолетний опыт), чем тайны или «святая ложь». У ребенка снижается уровень тревожности, он становится способен осознать причинно-следственные связи, подумать о будущем.

И это касается не только подросших детей, но и тех, кого усыновляют младенцами.

Важно понимать: даже если в сознании ребенка не содержится воспоминаний о кровной семье, это не отменяет их присутствия в подсознании, а значит в жизни ребенка. Они будут влиять на его поведение, эмоциональное состояние. Вот почему стоит работать с историей ребенка, даже если сам он ничего не помнит, даже если нет информации о начале его жизни.

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/pochemu-usynovlennye-deti-ishhut-krovnyh-roditelej/

Как разговаривать с ребенком о биологических родителях?

Семья с биологическими и приемными детьми

Многие приемные родители считают, что самый тяжелый шаг – принять решение о том, говорить ребенку, что он усыновлен, или нет.

Но ведь часто приемные родители берут в семью ребенка в сознательном возрасте, когда он уже осознает наличие родных мамы и папы. Ребенку хочется знать о том, почему горят звезды и зачем летают самолеты.

А еще интереснее ему своя собственная судьба. В определенный момент разговора о биологических родителях и детях не избежать. Что говорить в этом случае?

Что нельзя говорить о биологических родителях?

О приемных родителях нельзя говорить плохо. Более того, если приемная семья взяла ребенка в сознательном возрасте и тот сам рассказывает о негативных поступках своих родных, не стоит поощрять эти разговоры.

Часто бывает, что ребенок оказался в детском доме в сознательном возрасте – скорее всего, его маму и папу лишили родительских прав. Основные причины такого решения – алкогольная или наркотическая зависимости, асоциальный образ жизни. Возможно, ребенок видел своих родителей в нетрезвом состоянии, проявляющих агрессию.

Однако все это не дает права приемным родителям отзываться плохо и критиковать этих людей при ребенке. Негативно отзываясь о кровных родителях, приемная семья наносит травму самому ребенку, а не взрослым, которые оставили его.

Ребенку необходимо объяснить, что родители были неправы, когда бросили его. Но они все равно просто хотели для своего сына или дочки лучшей жизни. Они не смогли обеспечить эту жизнь и попросили помощи у государства.

Расскажите малышу, что у него «две пары» родителей – одни были с ним, когда он родился, а другие рядом теперь, когда он взрослеет.

Что ответить на вопрос ребенка про биологических родителей?

Частая реакция приемных родителей на просьбу детей помочь с поисками родной мамы или папы – это глубокая обида.

Ребенка объявляют неблагодарным, не умеющим ценить заботу и внимание приемных родителей. Подобная реакция недопустима для взрослых.

Для начала нужно как можно аккуратнее узнать причину, по которой ребенок хочет увидеть биологических маму и папу. Самыми частыми причинами бывают:

  • ребенок хочет посмотреть в глаза людям, которые предали родного человека;
  • ребенок стремится показать родным маме и папе, как без них хорошо;
  • ребенок хочет узнать, кто лучше – приемная семья или родные родители;
  • ребенок интересуется, почему родители не захотели его воспитывать.

Как видно, в большинстве случаев детьми движет простое любопытство, поэтому бояться этих вопросов не стоит. Вряд ли ребенок собирается оставить тех, кто его воспитал.

Детям помладше хочется знать, какой была их мама, а каким – папа. Это те маленькие подробности, которые делают их картину мира полнее. Так что перед тем, как рассуждать на эту тему, лучше выяснить, что интересно ребенку и что он хочет получить от встречи с родными.

Самый простой способ – предложить ребенку проиграть эту встречу «понарошку» с вами в роли настоящего родителя:

  • что бы он спросил у мамы? А у папы?
  • что он будет делать, если мама или папа окажутся не такими, как он представлял?
  • как он будет себя вести, если ему не понравятся слова и рассказы биологических родителей?
  • что будет после этой встречи?

Если разговоры о поиске биологических родителей возникают все чаще и чаще, действительно стоит попытаться их найти. Самые первые шаги по поиску – это визит в детский дом, разговор с воспитателями. Ребенок может находиться рядом, видеть и слышать все, что говорят взрослые.

Чаще всего найти биологических родителей очень трудно – например, если отец находится в местах лишения свободы, а мать страдает алкогольной зависимостью. Если же родители нашлись, приемная семья должна обсудить с ними возможность встречи. Люди, которые отказались от ребенка, могут этой встречи не захотеть.

В случае, если биологические родители ведут асоциальный образ жизни, встреч также лучше избежать.

Бояться того, что ребенок сам найдет родителей, не следует. ЗАГС или детский дом не выдадут приемному ребенку, даже совершеннолетнему, архивных справок, так как тайна усыновления охраняется законом.

Как отвечать, когда ребенок требует отдать его родным маме и папе?

Приемным детям свойственно идеализировать свою кровную семью. Плохое, если и имело место быть, быстро забывается. В нынешней семье ребенку постоянно приходится сталкиваться с мелкими бытовыми проблемами.

Например, приемные родители просят его помочь, когда он играет, или с неодобрением относятся к какой-то его затее, или не покупают понравившуюся вещь. От любой ситуации может остаться негативный осадок. В то время как где-то далеко существует его родная семья. Там его ни о чем не просят, не заставляют.

В минуты гнева или обиды ребенок может потребовать вернуть его к биологическим маме и папе.

На просьбу вернуться к родным родителям недостаточно просто ответить: «Нет, этого не будет». Говорить с ребенком необходимо в соответствии с его возрастом.

Объясните, что когда-то мама и папа не смогли его воспитывать, и теперь нельзя просто так взять и отказаться от этого решения. Ведь проблемы у родных родителей никуда не делись. Даже первокласснику можно задать честные вопросы.

Готов ли он к тому, что у его мамы может не быть денег, чтобы его покормить? Сможет ли он помогать ей по дому, если она не в состоянии этого сделать?

Не стоит после первой же детской истерики начинать искать биологических родителей, пытаться с ними договориться, засыпать малыша подарками или, наоборот, размышлять, не вернуть ли его в детский дом. В большинстве случаев временное желание найти родных – препятствие на пути к полной адаптации в новой семье. Это один из тех моментов, которые ребенок перерастает.

То, что ребенок хочет увидеть маму и папу, абсолютно нормально. Для облегчения разговора специалисты советуют получить максимум информации в детском доме при усыновлении. Документы, фотографии, вещи, в которых он был отправлен в детский дом, – все то, что поможет взрослеющему человеку понять, что у него есть прошлое, есть свои собственные корни.

Готовы ли вы стать приемными родителями?
УЗНАТЬ

Елена Кононова

Источник: https://www.ya-roditel.ru/parents/family_adopt/kak_razgovarivat_s_rebenkom_o_biologicheskikh_roditelyakh/

Слово педагога | Роль биологической семьи в жизни приемного ребенка

Семья с биологическими и приемными детьми

Сергунцова Елена Александровна
Должность: социальный педагог
Учебное заведение: МКОУ Детский дом № 1
Населённый пункт: г.Гурьевска Кемеровской области
Наименование материала: статья
Тема: Роль биологической семьи в жизни приемного ребенка
15.12.2017
Раздел: дополнительное образование

Роль биологической семьи в жизни приемного ребенка

Сергунцова Елена Александровна,

Муниципальное казенное образовательное учреждение

для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения

родителей, Детский дом №1 г.Гурьевска Кемеровской области,

социальный педагог

Когда

ребенок

устраивается

в

приемную

семью

и

перед

ребенком

и

перед

приемными

родителями

стоит

очень

важный

вопрос

что

мы

ждём

от

семейного

устройства для этого ребенка, чем приемная семья лучше, чем интернатное учреждение?

Приемная семья позволяет ребенку воспользоваться индивидуальным подходом,

более личностным, более человечным. В отличие от интерната, семья предлагает ребенку

явное продолжение его семейной жизни. В учреждениях непременно будет сменяемость

персонала, множество новых людей, что, в общем-то, не благоприятно отражается на

ребенке. В то время, как в семье ребенок обретает рамки, в которых легко ориентируется,

которые ему легко идентифицировать, к которым он легче привыкает.

https://www.youtube.com/watch?v=NK91If2Fx2Y

В приемной семье ребенок знакомится – и в этом цель образования приемной семьи

– с определенным образом родителя, с определенной семейной моделью, что поможет ему

реконструировать, восстановить свою личность.

Появление

родительского

образа

открывает

возможность

для

ребенка

снова

«разыграть» то, что у него было прежде в отношениях с кровными родителями, пережить

тот опыт как бы заново. «Семейная сцена» позволяет ребенку снова пережить свои

первичные

отношения.

Простым,

очевидным

образом

приемная

семья

даст

ребенку

ответы, которых не смогли дать его кровные родители. Возьмем простой пример: когда он

будет плакать, приемная мать будет реагировать иначе, не так, как реагировала его кровная

мать, т.е. ребенок не окажется в тех же самых отношениях, которые поддерживала с ним

его кровная мать. Он окажется в другой ситуации, поскольку реакция приемной семьи

будет

иной.

Этот

аспект

очень

важен,

потому

что

именно

это

позволит

ребенку

восстановить себя, восстановить свое психо-эмоциональное развитие.

Но,

бывают и другие ситуации, когда привязанность ребенка к его кровным

родителям и влияние кровных родителей на ребенка, то взаимодействие с ними, которое

сложилось

в

самые

ранние

годы

его

жизни,

помешают

ребенку

завязать

новые

аффективные отношения с другой семьей. Это значит, что если даже кровные родители

где-то далеко, и физически ребенок их редко видит, психологическое влияние родителей

на ребенка может быть таково, что он не сможет воспользоваться устройством в новую

семью.

Или

примером

противопоказания

может

быть

ситуация,

когда

речь

идет

о

серьезных

случаях

дурного

обращения,

когда,

скажем,

ребенок

внутренне

глубоко

переживает тот факт, что дурное обращение его родителей с ним раньше было формой

любви к нему. Такой ребенок не во всех случаях, но порой будет подталкивать приемную

семью воспроизвести это дурное отношение к нему, как это было в кровной семье.

Поэтому есть риск разрыва. Приемная семья не сможет как-то не ответить на этот запрос

ребенка, а будет реагировать. Для некоторых семей, подобная ситуация будет серьезным

противопоказанием.

Мне хотелось бы привлечь внимание к значению того времени, которое является

необходимым

для

осмысления.

Это

не

потерянное

время.

Лучше

сначала

затратить

достаточное количество времени до помещения ребенка и поразмыслить хорошенько. Это

позволит сделать так, чтобы прием ребенка в семью прошел легче, чем, если мы быстро

примем необдуманное решение.

Что же такое устройство ребенка в семью?

Дети, которых мы помещаем в приемные семьи – это дети, отделенные от их

кровных

родителей,

с

плохим

состоянием

здоровья

психологического,

физического,

морального, но у которых остается сильное ощущение принадлежности к кровной семье,

несмотря на то, что семья их оставила, несмотря на дурное обращение. Внутренне

ребенок все еще принадлежит своим кровным родителям. Это чувство принадлежности

ребенка к кровным родителям исключает в рамках семейного помещения какое-либо

присвоение ребенка новой приемной семьей.

Другой

важный

элемент:

все

дети,

которые

помещены

в

приёмные

семьи,

обнаруживают нарушения, которые долго длятся, и, которые не всегда очевидны; порой

их трудно преодолеть, настолько они укоренены. Этим детям трудно привязываться к

людям.

Подобные

психические

нарушения

предусматривают

специальный

уход,

специальные меры в процессе помещения.

https://www.youtube.com/watch?v=-UIIae-ZasY

С одной стороны, помещенный в семью ребенок – это ребенок, который поделен,

который борется и за, и против своей принадлежности то к одной, то к другой семье. Он

разрывается внутренне.

С другой стороны, приемные семьи согласились воспитывать ребенка, причем

чужого ребенка, которому обеспечат ежедневный уход, построят конкретные условия

жизни, дадут или обозначат определенные семейные ценности, они создадут религиозное

и

культурное

окружение

и,

кроме

того,

они

создадут

возможность

возникновения

и

поддержания чувства привязанности, исправляя, таким образом, деструктивный опыт,

который существовал в прошлом ребенка, пока он жил в биологической семье.

Быть приемной семьей – это значит, прежде всего, открыть двери своего дома, своей

личной интимной жизни ребенку, подростку; ввести чужого ребенка в свою семейную

жизнь, во взаимодействие с другими детьми, с мужем, ввести его полноценным членом в

эту семью, где у него будут братья, сестры, вся семья в широком смысле слова; включить

его в жизнь своей семьи во всех ее проявлениях; позволить ребенку, через ежедневно

излучаемую семьей теплоту, заключить новые связи, развить дружеские отношения и

способность развивать привязанности к людям.

Итак, приемная семья – это не только крыша над головой для ребенка, это означает

принять его, включить его в семью, чтобы он понял, что такое семья, родители, сестры,

братья. Благодаря этому, ребенок начинает понимать место каждого члена семьи.

Он

может

построить

свои

отношения,

привязаться,

создать

эмоционально-

аффективные отношения в семье. И, в дальнейшем, приобретет определенную автономию,

займет свое место, как любой другой член в этой семье. Очень важно, что приемная семья

играет роль родителей для ребенка, у которого есть свои собственные родители. Надо

отчетливо понимать эту реальность. Помещая ребенка в семью, мы создаем для него

особую ситуацию. Мы даем ребенку возможность жить в условиях семьи. В то же время, у

него есть свои родители. Таким образом, у него – две семьи. Понимание этого факта очень

важно. Это связано с тем, что

чрезвычайно важно с самого начала определить место

биологических родителей и закрепить его.

Чтобы пре6одолеть трудности необходимо обучение в ШПР, нашем Клубе «Родные

люди», а также и на обучающих практических семинарах, проводимых в Центре. Во

Франции, например, начинается обучение приемных семей лишь в тот момент, когда они

уже

приняли

ребенка,

т.к.

считают,

что

процесс

обучения

не

предполагает

каких-то

специальных профессиональных знаний, какой-то компетенции, как, например, обучение

инженера или обучение психолога. Цель обучения – помочь приемной семье правильно

отреагировать на трудности, которые им встретятся здесь и сейчас. Приёмный ребенок – не

их ребенок, а ребенок, имеющий своих собственных родителей, поэтому, и во Франции

учат, и умы учим, как обращаться с ребенком, как его воспитывать, как дать нормальную

жизнь

ребенку,

у

которого

есть

свои

родители.

Ребенок

оказывается

в

положении

разделенного, он разрывается между двумя семьями. У него складываются привязанности

и с биологической, и с приемной семьей, т.к.

попав в трудную жизненную ситуацию

помещен в другую семью.

Дети, у которых было особое прошлое с их кровными родителями, конечно, будут

вынуждать

приемную

семью

вести

себя

соответствующим

образом.

Часто

эти

дети

чувствуют себя брошенными. Они переживают травму, связанную с тем, что их бросили.

Они живут с чувством оставленности своими родителями и, когда они пребывают в

приемную семью, они подталкивают эту семью к тому, чтобы та попыталась их присвоить.

Случается так, что не столько приемная семья хочет присвоить ребенка, сколько ребенок

сам своим поведением подталкивает приемных родителей к тому, чтобы они занимались

им значительно больше, чем своими собственными детьми. Приемные семьи, у которых

все хорошо проходило со своими собственными детьми, вдруг оказываются с приемными

детьми в очень сложных для них отношениях. Мы знаем случаи, когда приемные семьи

способны купить приемному ребенку кое-что, хотя у них нет особых средств для этого,

они обязательно хотят дать все этому ребенку, во всем его удовлетворить. Мы встречаем

практически во всех ситуациях желание приемных родителей максимально удовлетворить

потребности ребенка не из-за того, что они так всегда себя ведут, просто ребенок их к

этому подталкивает.

Важно понять, что ребенок подводит приемную семью к тому, чтобы та вела себя

определенным образом. Специалисты Центра окажут помощь приемной семье оставаться

самой собой, и чтобы ребенок не слишком уж подталкивал приемную семью к таким

отношениям, которые будут частично копировать взаимоотношения, которые у него были

в кровной семье. Команда профессионалов очень важна, чтобы помочь приемной семье

слегка дистанцироваться и иначе отвечать на запросы ребенка, чем его кровные родители.

Очень часто так происходит, ребенок чувствует ответственность, он обвиняет себя в том,

что снова оказывается покинутым, брошенным. Иногда он ждет, что у него снова будет эта

травма. Он провоцирует конфликты, чтобы показать и проверить, что его невозможно

любить. Очень опасен риск умножения подобных разрывов, когда ребенок проживает

подряд несколько травм.

Устройство в новую приемную семью – опять разрыв. Чем больше помещений, тем

больше страданий ребенку, тем больше его нарушения будут усиливаться, усугубляться.

Подобная ситуация сложна, и мы должны приложить все усилия, приложить всю нашу

энергию,

чтобы

попытаться

максимально

избежать

риска

нового

разрыва

ребенка

с

приемной семьей.

Есть также риск и для самой приемной семьи. Когда прием ребенка проваливается,

этот риск оборачивается для некоторых приемных семей травмой. Бывают случаи, когда

приемные семьи очень тяжело оправляются после подобного краха отношений. Они

чувствуют себя ранеными, у них возникает депрессия, реальная депрессия, потому что они

вложили

силы,

и

вдруг

такая

неудача.

Здесь

нельзя

недооценивать

аффективную

ангажированность, которую приемная семья вкладывает, когда она принимает ребенка.

Есть притча, мне кажется, что она очень точно отражает смысл того, как выстраивать

отношения и говорить с ребенком о его кровных родителях и тех, кто его принял в новую

семью.

Жили на свете две женщины, которые друг друга не знали.

Одну ты не помнишь, другую называешь мамой.

Две разные женщины, создавшие твою жизнь.

Одна стала твоей путеводной звездой, другая стала твоим солнцем.

Первая женщина дала тебе жизнь, а вторая учила, как ее прожить.

Первая дала тебе желание быть любимым, а вторая подарила тебе любовь.

Одна дала тебе национальность, другая дала тебе имя.

Одна подарила тебе талант, другая дала тебе цель.

Одна подарила тебе чувства, другая умиротворила твои страхи.

Одна видела твою милую улыбку при рождении, другая осушила твои слезы.

Одна не смогла предоставить тебе дом, другая молила о ребенке, и Бог услышал ее.

И сейчас ты задаешь мне сквозь слезы вопрос, на который еще никто не нашел ответ:

наследственность или окружение – чей я плод? Ничей, дорогой мой, ничей! Просто две

разные любви.

Источник: https://slovopedagoga.ru/servisy/publik/publ?id=3248

Как приемному ребенку и его семье подготовиться к встрече с биологическими родителями?

Семья с биологическими и приемными детьми

Что делать, если приемный ребенок решил найти биологических родителей? Процедура поиска понятна, гораздо сложнее психологическая сторона вопроса.

Как отнестись к желанию приемного ребенка найти своих биологических родителей? Как подготовиться к первой встрече с родственниками? Как при этом вести себя приемным родителям? «Такие дела» узнали мнение руководителей НКО, волонтеров и психологов благотворительных фондов.

«Вопрос решается индивидуально»

В 2017 году, по подсчетам Министерства образования и науки, в России было 50 200 детей, оставшихся без попечения родителей. Новые семьи обрели 64 500 сирот. Право ребенка знать своих родителей прописано в пункте 2 статьи 54 Семейного Кодекса РФ и может быть ограничено только тогда, когда это противоречит его интересам. Говорится об этом и в Конвенции ООН о правах ребенка.

Однако в российском законодательстве имеется и другая ограничительная мера — тайна усыновления, решение о которой принимают приемные родители.

За ее разглашение предусмотрена уголовная ответственность по статье 155 УК РФ.

 Специалисты департамента труда и социальной защиты Москвы уточняют, что тайна усыновления охраняется законом, но не всегда является обязательным элементом любого усыновления, главное — решение усыновителей.

«Тайна усыновления ребенка должна соблюдаться лишь по желанию усыновителей, что главным образом касается случаев усыновления малолетних детей, новорожденных детей и иных случаев, когда целесообразность обеспечения тайны усыновления не вызывает сомнений, — говорится на сайте департамента. — Иногда усыновители по каким-либо причинам не считают нужным сохранять тайну усыновления и не скрывают от ребенка факта его усыновления. Этот непростой вопрос решается усыновителями ребенка индивидуально в каждом конкретном случае».

«Как строить дом, если нет фундамента?»

Со своей стороны эксперты некоммерческих организаций настаивают на том, что каждый приемный ребенок имеет право знать своих кровных родителей.

«Все психологи, которые работают в службе сопровождения, всегда говорят о том, что знание корней — это некая основа, от которой ребенок может отталкиваться», — отмечает директор детского благотворительного фонда «Солнечный город» Марина Аксенова.

Если вопрос касается несовершеннолетних, то состоится встреча ребенка с кровными родственниками или нет — это всегда выбор приемных родителей. Иногда они в категорической форме отказываются.

«У нас был случай с приемной мамой, — приводит пример директор фонда. — У нее была собственная травма, в 15 лет она осталась без родителей и какую-то часть жизни провела в детском доме.

Она категорически отказывалась говорить с приемными детьми на тему биологических родителей, причем даже тогда, когда они сами захотели с ней поделиться мыслями. С ней работали психологи, эта мама — большая молодец, потому что она захотела услышать их, и теперь у них все хорошо.

Дети знают о своей кровной маме. Она, к сожалению, в не очень хорошем состоянии. В результате дети сами не захотели с ней общаться».

Другой пример из опыта Марины Аксеновой завершился возвращением детей к кровной матери. Из многодетной семьи сбежали два старших приемных мальчика. Их поймали, и они заявили, что с ними жестоко обращались.

«Семья прожила год в страшной ситуации. Все расследования были проведены, ничего не подтвердилось, ребят вернули обратно в приемную семью, — рассказывает Марина Аксенова.

—Мама совместно со специалистами прорабатывала вопрос общения мальчиков с их кровной мамой. Оказалось, что она живет в другом городе, у нее появилась новая семья, есть еще один ребенок. В результате с помощью приемной мамы контакт был налажен.

Родную маму восстановили в правах, и мальчишки уехали к ней жить».

Единственное правило при работе с поиском биологических родителей — вести эту работу аккуратно,  потому что некоторые процессы могут привести к ухудшению поведения ребенка и к расстроенному психическому состоянию. «Эти ситуации временные, как говорят психологи, и их все равно нужно прорабатывать до конца. Иначе, как строить дом, если нет фундамента?» — заключает эксперт.

«Поиск кровных родителей должен идти под контролем взрослого»

Запросов от усыновленных детей на поиск их кровных родителей много, говорит руководитель благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям — сиротам» Елена Альшанская.

«Это довольно распространенная история, когда детям в определенный период становится важно что-то узнать о своих родителях, либо это становится понятно приемной семье, даже если сам ребенок не совсем четко произносит этот запрос», — объясняет она.

По мнению Альшанской, поиском и установлением коммуникации должен заниматься взрослый, но ни в коем случае не ребенок, потому что «часто случается так, что дети сами ищут своих кровных родителей в социальных сетях. Это не всегда происходит безболезненно и успешно». Лучше всего, если эту работу проводят специалисты.

«Во многих других странах этим занимаются социальные службы. У нас в государственных службах нет такого функционала. Иногда это делается достаточно безграмотно или не делается вовсе.

Контакты могут скрываться или, наоборот, биологическим родителям без предупреждения выдаются контакты приемной семьи, которая вообще не готова к этому и не знает об этом», — заключает руководитель «Волонтеров в помощь детям-сиротам».

О необходимости посредника, который поможет детям в приемных семьях разыскать их родных, говорит и психолог, координатор проектов фонда «Дети наши» Диана Зевина. Такой человек не вовлечен в историю эмоционально и благодаря опыту может максимально грамотно организовать встречу ребенка и его приемной семьи с биологическими родителями.

«Приемные родители не должны предлагать ребенку найти биологических родителей, он должен сам этого захотеть. Обычно так и происходит, примерно в подростковом возрасте.

Подросткам, например, часто достаточно просто увидеть один раз, от кого они родились, и потом они больше не проявляют стремления общаться», — замечает психолог.

Также Зевина подчеркивает, что маленькому ребенку нужно сразу объяснить, что он может общаться со своими мамой и папой, если он хочет, но жить с ними он не будет, поскольку так решил суд. Жить он будет дома — в приемной семье.

https://www.youtube.com/watch?v=5pNJZvKLhfo

Когда контакты биологических родителей или других кровных родственников найдены, приемные родители должны сперва встретиться без ребенка. «Нужно сначала узнать, как живут кровные родители, безопасно ли там появиться с ребенком. Не нужно ехать наобум. Биологические родители сами могут быть не готовы к этой встрече», — советует координатор программ «Дети наши».

Непосредственно перед днем встречи лучше, чтобы с ребенком пообщался психолог. Ребенок может не захотеть обсуждать предстоящую встречу с приемными родителями, а специалисту сможет открыться. Кроме этого, стоит обсудить с ребенком его самочувствие и выслушать его переживания после встречи.

«Разные случаются накладки. Бывает, кровные родители — люди пьющие, могут сорваться, потому что для них это тоже волнительно. Нештатные ситуации важно обсудить и объяснить, что родной маме или папе тоже сложно и они оказались не готовы», — говорит Зевина.

В любом случае ребенку нужно говорить только правду, даже если родственники отказались от встречи совсем. «»Мама сказала, что пока не готова встречаться и отказалась. Мы точно не знаем, почему.

Но у нас есть ее контакты, у нее есть наши — попробуем связаться еще раз, только позже», — приводит пример психолог. — Плохо говорить о кровных родителях нельзя, даже если есть что сказать. Нельзя вставать между ребенком и его родными. Да и сами биологические родители чаще всего хотят общаться.

Они могут стесняться или стыдиться того, что сделали, как сейчас выглядят и как живут. Но общаться хотят на самом деле».

«Усыновители обижаются и ревнуют»

В 2008 году в «Живом журнале» появилось «Сообщество взрослых усыновленных». Его инициатором стала Марина Трубицкая, которая сама узнала о том, что ее удочерили, только в 21 год. За 10 лет существования группы женщина получила порядка 500 писем от людей со всей России. Сейчас страницы сообщества есть во «ВКонтакте», и Instagram.

«Сама я, как усыновленная, такого места в российском интернете не нашла. В большинстве обсуждений усыновленные обязательно встречали неприятие их поисков, советы выбросить из головы эти мысли и думать только о приемных родителях.

Хотелось бы, чтобы желание усыновленных разобраться в своей жизни встречало больше понимания в обществе, — рассказывает Трубицкая. — Наше сообщество усыновленных не очень массовое, но пишут мне почти каждый день.

Чаще это взрослые люди, нередко только недавно узнавшие, что они приемные, и нелегко переживающие такие новости».

Практика Трубицкой показывает, что в большинстве случаев усыновленные решаются на поиски родных, чтобы понять, почему кровные родители от них отказались. Для кого-то важны наследственные предрасположенности к болезням, склонности и риски, добавляет она.

«Как правило, усыновленные ищут [родственников] не для того, чтобы заменить приемных родителей на кровных. Этого часто боятся усыновители, обижаются и ревнуют, но я считаю, что зря.

Если приемная семья поддерживает и принимает ребенка полностью, включая его происхождение, это только укрепляет отношения.

Заменить одних людей на других невозможно, и причины поисков совершенно другие», — уверена эксперт.

Перед первой встречей с кровными родителями Трубицкая рекомендует усыновленному не строить иллюзий и быть готовым принять кровных родителей такими, какими они окажутся, в том числе больными и асоциальными. Биологические родители могут отказаться от встреч, если ситуация отказа от ребенка была для них связана с тяжелыми переживаниями, стыдом и виной, и они постарались о ней забыть.

В качестве примера активистка рассказала, как однажды в сообщество обратился мужчина по имени Алексей. Он знал о себе только то, что был рожден в тюрьме. После освобождения из заключения мать оставила его в больнице, затем его усыновили.

Ему удалось узнать о своих кровных родных лишь то, что они были в тюрьме, психбольнице, имели наркотическую зависимость. На вопрос, не жалеет ли он о поисках, Алексей ответил: «Я думаю, что результат, пусть и печальный, — лучше, чем неизвестность. Начиная искать, я думал, что, быть может, смогу помочь своей матери.

К сожалению, не смог». В результате он продолжил поиски оставшихся в живых родственников.

Есть истории, завершившиеся благополучно. Одна из обратившихся в «Сообщество усыновленных взрослых» женщина рассказала, что после раскрытия тайны и поисков ее приемная и кровная матери подружились.

«Нашла [ее], увидела и поняла, что я ее простила, еще не выслушав, и мне было абсолютно все равно, почему она так поступила, я ее уже любила, — написала она в сообществе.

— Моя мама — та, что меня воспитала и которую я в своем сердце считаю и буду считать мамой номер один, живет со мной в нашем общем доме. Мои две мамы общаются между собой тоже, звонят друг другу, скайпят, посылают открытки.

Я не справилась с собой, не смогла жить в неведении, я долгих семь лет пыталась забыть, то, что мне рассказала мама, но не смогла. Я нашла свою вторую маму и успокоилась. Сейчас нам всем хорошо. Очень хорошо».

«Чтобы найти биологических родителей, нужно пройти круги ада»

Помимо психологических причин поискам мешает то, что приемным родителям сложно установить информацию о биологических родителях.

«Об этом почему-то никто не говорит, но чтобы приемным родителям ребенка получить информацию о биологических, им нужно пройти круги ада, — говорит Марина Аксенова.

— Эта информация может где-то потеряться между учреждениями, она может не передаваться или передаваться не полностью. Масса историй, когда восстановить цепочку было просто невозможно».

Ее позицию разделяет и Марина Трубицкая. В ее практике самые сложные для поисков ситуации — когда ребенка подкинули, а в архивах нет информации о его реальных родителях.

«Нередко пишут люди, которых усыновили нелегально, с подделкой документов в роддоме. В таком случае запрашивать информацию негде, даже если тут фактически не было юридического усыновления и, соответственно, нет охраняемой законом тайны. Возможно, тут справились бы частные детективы, но мало у кого есть возможности для такого пути поиска, расследования и судов», — заключает эксперт.

Источник: https://takiedela.ru/news/2018/10/22/vstrecha-s-biologicheskimi-roditelyami/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.