Суррогатное материнство: чужой ребенок за деньги

Содержание

Чужие родные дети: почему в России никто не защищён при суррогатном материнстве

Суррогатное материнство: чужой ребенок за деньги

Минздрав раскритиковал пакет депутатских поправок в законы, которые могли бы навести порядок в сфере суррогатного материнства.

У 32-летней Ирины теперь в семье царит полное счастье: она сидит в своей квартире в Туапсе и гладит по голове белокурого сыночка. Ребёнок дался ей нелегко. Ирина долго не могла сама забеременеть, поэтому на семейном совете решили искать суррогатную мать, которая родила бы им ребёнка.

Здоровая и крепкая девушка, которая согласилась помочь Ирине и её мужу, нашлась в Москве. У неё уже были свои дети, поэтому она была готова родить и коммерческого ребёнка.

Беременность и роды прошли без проблем, но вот перед выпиской суррогатной матери из роддома возникла серьёзная проблема: женщина передумала передавать ребёнка в новую семью. Уговоры и убеждения не помогали — отдавать сына москвичка наотрез отказывалась.

Ирине пришлось биться за своё материнское право в судах. Лишь в конце ноября 2016 года Туапсинский суд всё-таки заставил загс зарегистрировать родительские права Ирины.

Трудный ребёнок

Таких историй по России множество, и суть их одна: заказывая ребёнка суррогатной матери, никто окончательно не может сказать, как она себя поведёт после успешных родов. Она может отдать ребёнка, а может и пойти на попятную.

Тут не спасают и многостраничные договоры, которые составляют головастые юристы. Бедным супругам, которые заказывали ребёнка, приходится биться за свои права в судах.

Они оставались со своими проблемами один на один, потому что в России до сих пор нет законодательства, регулирующего эту деликатную сферу.

Эта ситуация затрагивает большое количество семей. По официальным данным Минздрава, фактически каждая пятая семья в России не имеет возможности завести ребёнка естественным способом. При этом участие в программе суррогатного материнства возможно только по медицинским показаниям.

Официальная стоимость участия в программе в России может достигать 3,5–4 миллиона рублей.

Эти деньги идут на поиски суррогатной матери, оплату процедуры экстракорпорального оплодотворения, контракт с клиникой на ведение беременности и роды, содержание суррогатной мамы на 9 месяцев (питание, проживание, лекарства). Не меньше трети от общей суммы составляет гонорар суррогатной матери за участие в программе.

Из-за таких расценок в этой сфере крутятся многочисленные мошенники. Например, аферистки под видом суррогатных матерей заключают сразу несколько договоров с разными супружескими парами, а после этого исчезают с деньгами.

Другим распространённым способом стал шантаж генетических родителей: суррогатная мать говорит, что просто так не отдаст ребёнка, и требует прибавить денег. Невозможно также заранее предугадать поведение суррогатной мамы на время беременности.

Бывают случаи, когда после дорогостоящей подсадки эмбриона аферистка самостоятельно решает прервать беременность и исчезает в неизвестном направлении.

Добросовестные родители, прошедшие через такие аферы, даже составляют специальные чёрные списки мошенниц. В одном из сообществ в соцсетях часто упоминается некая Людмила Вержбицкая.

Она оформляла родителям документы на участие в программе суррогатного материнства. Но продавала им не их генетического, а чужого ребёнка.

В 2006 году суд доказал вину женщины в подделке документов, за что она получила один год условного срока.

Матери в законе

В сентябре 2016 года Комитет Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей разработал и внёс на рассмотрение парламента поправки в Семейный кодекс и закон “Об актах гражданского состояния”. Разработчики попытались разложить по полочкам права генетических родителей, уточнить обязанности суррогатной матери, прописать механизм регистрации материнства и отцовства.

В первую очередь депутаты решили уравнять права суррогатных матерей и генетических родителей.

Ведь пока российские суды в спорах за ребёнка чаще всего встают на сторону матери, непосредственно выносившей и родившей младенца, а не его биологических родителей.

Генетические мать и отец не могут даже официально зарегистрировать своё родительство без специального согласия суррогатной матери. А получить такое согласие порой бывает ой как непросто.

У учёных на этот счёт есть своё объяснение. По словам старшего преподавателя Российского национального исследовательского медицинского университета имени Пирогова Льва Ляуша, отказы суррогатных матерей напрямую связаны с физиологией женщины.

— Беременность запускает у женщины серьёзный механизм, задействуются все системы, в том числе и центральная нервная. К концу беременности бывает так, что в женщине просыпаются материнские чувства к ребёнку и ей уже не нужны никакие деньги. Она осознаёт, что она проигрывает во всём, отдавая ребёнка, — рассказывает специалист. 

Отношения генетических родителей и суррогатной матери сейчас регулируются лишь заключённым между ними контрактом.

Точнее, всего договоров может быть три: потенциальной суррогатной мамы с клиникой, договор будущих биологических родителей с медицинским учреждением и контракт семейной пары с суррогатной матерью.

Однако таким договором нельзя обязать суррогатную мать дать согласие на регистрацию в качестве родителей генетических маму и папу.

Именно поэтому в поправках к Семейному кодексу депутаты предлагают исправить эту ситуацию, чтобы никакого согласия суррогатной мамы не требовалось, — биологические мать и отец будут получать статус родителей ребёнка автоматически.

“С медико-биологической точки зрения рождение ребёнка с использованием указанной технологии предполагает соучастие генетических родителей и суррогатной матери.

Очевидно, что отказ суррогатной матери от исполнения своих обязательств перед лицами, являющимися биологическими родителями ребёнка, не может перечеркнуть их природных прав”, — говорится в документе.

Адвокат Виктория Дергунова считает, что этой поправки будет достаточно для решения многочисленных споров. 

— Это значительно упростит всем жизнь: не нужно будет получать согласие суррогатной матери для записи родителей, генетический материал которых был использован.

В любом случае родителями ребёнка записываются те люди, которые предоставили свой генетический материал. На практике это снимает много проблем и вопросов.

Все остальные проблемы уже решены действующим законодательством, — говорит юрист.

Однако в жизни есть множество нюансов, которые невозможно учесть заранее и прописать в договоре между суррогатными матерями и заказчиками, уверена Виктория Дергунова.

— В договоре можно предусмотреть только материальную ответственность в случае недобросовестного исполнения обязанностей одной из сторон.

Пока же договор никоим образом не защищает ни ребёнка, ни генетических родителей, ни суррогатную мать в случае, если генетические родители от ребёнка отказываются, — разводит руками защитник.

— А что, например, делать, если суррогатная мама не соблюдала рекомендации врачей и ребёнок родился больным, если беременность неожиданно стала многоплодной. Или роды оказались сложными и суррогатная мама пострадала. Это всё должно облагаться штрафами, неустойками и различного рода компенсациями. 

Минздрав вынес отказной

Пакет поправок в Семейный кодекс уже посмотрели в Минздраве, и там по нему набралось много замечаний, которые уже направлены в Госдуму. Минздрав отказался поддержать проект. Если коротко, то чиновники сочли проект сырым и требующим доработки: “его положения не дают ответов на актуальные правовые вопросы”.

Чиновники считают, что парламентарии не учли важные нюансы: как, например, быть, если генетические родители не состоят в официальном браке? И должны ли мужчина и женщина писать специальные заявления и проходить процедуру установления материнства и отцовства?

Одну из норм в Минздраве посчитали излишней. Это касается случаев, когда биологический отец умер, так не дождавшись рождения ребёнка. Его отцовство предлагается признавать в судебном порядке. Однако этот вариант и так уже прописан в действующем законе. А уточнение способа зачатия ребёнка при этом не имеет никакого смысла.

Минздрав также считает, что законодатели не учли случай, когда суррогатная мать скрыла своё участие в программе. Теоретически она может записать его своим собственным ребёнком, и тогда генетические, то есть настоящие, родители никак не смогут этот факт оспорить.

Чиновники также считают, что поправки не учитывают случаи, когда биологические родители отказываются от него после его рождения. И такое в жизни случается. 

В прошлом году в Волгограде известный адвокат Олег Костюков отказался от ребёнка, ранее заказанного суррогатной маме Нине Дмитрушковой. Женщина в свою очередь решила воспитывать девочку самостоятельно, справедливо потребовав при этом с генетического отца компенсацию в размере 2,5 миллиона рублей. Суд она выиграла.

В подобных случаях матерью ребёнка загс должен записать суррогатную мать. В Минздраве же считают, что этот вариант не учитывает уже интересы супруга суррогатной матери. Он-то никак не участвовал в процессе зачатия ребёнка, но отказаться от малыша у него возможности уже не будет. В ведомстве ставят под сомнение этичность такой депутатской инициативы. 

Адвокат Олег Сухов полностью согласен с экспертами Минздрава о том, что проект требует доработки.

— Положения проекта напрямую противоречат нормам Семейного кодекса, регулирующего процедуру установления отцовства лица, не состоящего в браке с матерью ребёнка. Помимо того, как справедливо отмечают эксперты Минздрава, он не учитывает права и интересы других людей — например, супруга суррогатной матери и генетических родителей, — говорит юрист.

Кроме того, как отмечает юрист, необходимо признать, что одобрение такой редакции проекта гарантированно приведёт к появлению законодательных коллизий и увеличению числа судебных споров.

— При доработке документа следует обратить приоритетное внимание как на достижение баланса интересов сторон, так и на согласованность предложенных поправок с иными нормами права, — считает адвокат Олег Сухов.

По словам юриста Романа Вернеги, закон “Об охране здоровья и материнства”, вступивший в силу с 1 января 2012 года, узаконил в России суррогатное материнство.

— К сожалению, закон не разрешил всех морально-этических аспектов проблемы, однако, по крайней мере, урегулировал денежные взаимоотношения между заказчиками и суррогатной матерью, — говорит Вернега.

По его словам, сейчас настоящей матерью ребёнка по-прежнему остаётся суррогатная мать, выносившая плод и предоставившая свою яйцеклетку.

— Она может отказаться отдавать ребёнка, просто выплатив штраф, она имеет право оставить малыша себе или даже сделать аборт до срока 12 недель, как и любая другая российская женщина, — рассказывает юрист. — А вот для людей, обращающихся к помощи суррогатных матерей, возник ряд требований.

Теперь недостаточно просто желания вынашивать ребёнка за кого-то другого — при суррогатном материнстве должны быть строгие показания медицинского характера.

А с другой стороны, к помощи суррогатной матери может прибегнуть не только семейная пара, но и даже одинокая женщина или пара, не узаконившая своих взаимоотношений.

Источник: https://life.ru/959051

Cколько стоит суррогатное материнство: цены и условия

Суррогатное материнство: чужой ребенок за деньги

Раньше диагноз «бесплодие» был приговором для женщин, полностью лишавший их надежды стать мамами. Затем, в 1975 году было изобретено ЭКО, которое позволило многим женщинам даже с таким диагнозом рожать детей.

Увы, но даже ЭКО некоторым женщинам не дает шансов родить самостоятельно детей, если у них серьезные проблемы со здоровьем, которые не позволят этого сделать.

Проблему в этом случае научились решать с помощью суррогатного материнства.

Суррогатное материнство представляет собой особый вид соглашения, когда ребенка для семейной пары, либо одного человека вынашивает другая женщина за определенную плату. Клиентами суррогатных матерей в большинстве случаев являются семейные пары, где женщина по тем или иным причинам не может выносить и родить ребенка сама.

Суррогатная мать может просто выносить ребенка, не являясь ему биологическим родителем. Ей подсаживают уже готовый эмбрион, а оплодотворение осуществляется заранее в условиях лаборатории. Эмбрион может быть как свежеоплодотворенный, так и тот, который на протяжении определенного времени находился в заморозке.

Также суррогатная мать может стать донором яйцеклетки. В этом случае она является вторым биологическим родителем вынашиваемого ребенка. Обычно и в этом случае оплодотворение осуществляется в условиях лаборатории, после чего делают ЭКО и эмбрион подсаживают суррогатной матери.

Обе стороны: и клиента и саму мать, конечно же, интересует вопрос: сколько платят суррогатной маме в Росии? Об этом мы и расскажем в нашей статье.

Как стать суррогатной матерью

Суррогатной матерью может стать любая женщина, если у нее есть такое желание, и она отвечает всем предъявляемым ей требованиям:

  • возраст от 20 до 35 лет;
  • наличие хотя бы одного своего здорового ребенкаотсутствие в анамнезе выкидышей и замерших беременностей;
  • идеальное здоровье;
  • отсутствие наследственных и хронических заболеваний;
  • психическое здоровье;
  • психологическая готовность.

Суррогатную мать семейная пара может найти самостоятельно среди знакомых или родственников, используя частные объявления.

Часто, если денег у семейной пары не так много, а ребеночка своего иметь хочется, им на помощь приходят родственники или близкие друзья, которые готовы бесплатно, либо за сумму намного меньше, чем среднерыночные расценки, выносить и родить ребенка.

Даже, если будущие родители сами нашли суррогатную мать, ей все равно нужно будет пройти полное медицинское обследование. Если женщина состоит в законном браке, ее супруг должен дать официальное письменное разрешение на это.

Также женщина, которая хочет стать суррогатной матерью, сама может обратиться в специализированное агентство, центры репродукции, где занимаются их поиском для клиентов. Практически все женщины, решившие выносить и родить для чужих людей ребенка, делают это для того, чтобы заработать денег.

Клиенты, которые заводят детей с помощью такого способа, прибегают к суррогатной матери в большинстве случаев, если женщина по состоянию здоровья не может иметь детей, в силу возраста. Очень редко могут обратиться и абсолютно здоровые женщины, которые просто не хотят самостоятельно рожать, портить фигуру, отвлекаться от работы и т. д.

Сколько платят суррогатной матери в России

Суммы разные, зависят от того, что это за город и регион, кто клиент и т. д. В среднем в нашей стране суррогатная мать получает за свои услуги 500 000 — 1 200 000 рублей. Это плата за вынашивание и рождение ребенка. Клиент также берет на себя оплату медицинского обследования, медицинских услуг в процессе беременности и родов.

Ежемесячно суррогатная мама получает пособие в среднем равное 20 000 — 30 000 рублей. Эти деньги уходят на текущие расходы, например, на продукты питания. На руки, если говорить о «чистой» сумме, которую получит суррогатная мама, получается 600 000 — 1 000 000 рублей.

Сколько стоят услуги суррогатной матери для «клиента» в России

Для клиента сумма больше, чем озвучивается сурмаме, ведь он оплачивает и все остальное.

Если он обратится в специальное агентство, которое занимается поиском сурмам, нужно будет только за эту услугу агентству заплатить 150 000 — 300 000 рублей.

Также нужно оплатить медицинское обследование, ЭКО, выплачивать ежемесячное пособие на текущие расходы, медицинские услуги, роды, если рожать она будет по контракту.

И самой сурмаме необходимо отдать гонорар. Сумма гонорара сурмаме может выйти от 1 000 000 до 2 000 000 рублей в среднем. Все зависит от самого гонорара, который получит суррогатная мама, агентства, клиники, в которую обращался клиент, места, где будут проходить роды.

Еще и про юристов нельзя забывать, услугами которых нужно воспользоваться, чтобы урегулировать изначально все вопросы, чтобы у обеих сторон сделки потом не возникло друг к другу никаких претензий. Могут быть доплаты сурмаме, например, если беременность многоплодная, если возникли какие-то осложнения, если роды были не естественными, а с помощью кесарева сечения.

Источник: http://money-budget.ru/earn/other/ckolko-stoit-surrogatnoe-materinstvo.html

Выносить ребенка за деньги

Суррогатное материнство: чужой ребенок за деньги

Хочу ребенка! Рано или поздно это решение приходит к большинству женщин.

Нереализованная потребность материнства негативно влияет на душевный комфорт, становится причиной постоянного стресса, переходящего в затяжную депрессию.Психологи включают отсутствие детей в список наиболее частых причин распада семей.

Бесстрастная статистика утверждает: с проблемой бесплодия сталкивается 15% семейных пар в мире. В 5–10% случаев причина кроется в обоих супругах, в остальных случаях мужчины и женщины «делят ответственность» поровну.

Но если большинство женщин, услышав неутешительный диагноз, принимаются за лечение и предпринимают массу усилий, чтобы зачать и выносить ребенка, мужчины, как правило, предпочитают смириться с проблемой и навсегда отказываются от перспективы отцовства.

Что делать в такой ситуации женщине, которая может физиологически и очень хочет забеременеть? А ведь есть еще одинокие «амазонки», которые хотят ребенка.

Сколько стоит родить ребенка в Украине

Все представительницы прекрасного пола мечтают о маленьком чуде – сыне или дочери.

И когда женщины видят две заветные полоски, то их счастью нет границ.

Но все начинает казаться не таким уж и позитивным, когда будущие мамы сталкиваются с коррупцией в роддомах. Что же делать в таких случаях? И сколько стоит сегодня родить в Украине?

Об этом всем рассказали в программе За живе. В родильных домах утверждают, что ни о каких добровольных взносах они не знают.

Кроме того, согласно Конституции Украины отказать роженице не может ни один роддом. Добровольный взнос – это единственный почти легальный способ получить деньги для роддомов и закупить все необходимое. Все эти взносы, по Закону Украины, не должны быть привязаны под какую-то медицинскую услугу.

Ведь так получается, что это – скрытая оплата медицинских услуг.

​Приемная семья, переехавшая из Калининграда в Москву, вернула в детский дом семерых детей.

В результате размер ежемесячной выплаты на одного ребенка остался на уровне 18 тысяч рублей на одного ребенка, тем временем «зарплата» приемных родителей в столице может достигать 85 тысяч рублей на ребенка. По мнению главы департамента социальной защиты Москвы Владимира Петросяна, приемные родители явно имели меркантильные намерения.

Здесь в Окленде, как вы могли слышать, у нас в семье буквально неделю назад родился сын Лукас.

Не скрою, на данном этапе в основном он занимает почти всё моё свободное время. Пока свежи события, опишу вкратце, как мы готовились к родам, и совсем кратенько, вскользь, как, собственно, прошли эти роды.

Disclaimer: Пожалуйста, не бойтесь, этот блог не для рассказов о ребёночке: здесь не будет его фотографий и постов в духе «мы покакали», для таких нужд я создал секретный сайт, и пост «мы покакали» там уже есть. Информации очень много, и она вся доступна на австралийском ресурсе BabyCenter — по-не-дель-но.

Отличный сайт, без овуляшничества и по делу. Именно его здесь рекомендуют врачи: акушеры, гинекологи и педиатры.

На говнофорумы мы не ходили. В Новой Зеландии можно, как я говорю, зачать на сеновале, выносить в подвале, родить в канаве — никто этому препятствовать не будет, не забудьте лишь зарегистрировать ребёнка, в течение двух месяцев после рождения.

Украинские девушки осваивают новый вид заработка – суррогатное материнство. Интернет пестрит объявлениями о поиске суррогатных мам и контактными данными женщин, желающих ими стать. «Три года назад умер мой муж, остался маленький сын и кредит за жилье.

Мы и так перебиваемся с хлеба на воду, это единственный способ прилично заработать. Хотелось бы, конечно, родить для иностранцев, там больше платят», — рассказывает 25-летняя жительница Днепропетровска Ирина Лесович, которая занимается вынашиванием детей для других пар.

В последнее время появилось много выступлений в СМИ с сетованиями на то, что мы вырождаемся.

Смертность у нас превысила рождаемость.

Действительно, что это за безобразие. Резкое падение рождаемости (на 40% от устойчивого уровня), в основном, наблюдается у женщин от 20 до 30 лет.

Почему же современные женщины не рожают хотя бы 2-3-х детей? Ведь кошки же продолжают размножаться! Мы решили задать себе вопрос, почему мы, имеющие потенциальную возможность рожать, не рожаем первого, второго и последующих детей (в зависимости от количества уже имеющихся детей у каждой женщины?).

Во-первых, многие женщины испытывали страх перед появлением больного ребенка из-за родовых травм или генетических нарушений. Вероятность появления больного ребенка увеличивается в связи с ухудшением экологии.

Во-вторых, в этом обществе тяжело растить больного ребенка.

Суррогатное материнство: чужой ребенок за деньги

Многие считают, что в суррогатном материнстве нет ничего дурного – это необходимая помощь людям, желающим завести собственного ребенка. Говорят и о материальной составляющей: неимущие женщины, таким образом смогут поправить свое материальное положение.

Чем чревато суррогатное материнство, мы попросили рассказать акушера-гинеколога и перинатального психолога Елизавету НОВОСЕЛОВУ.

«Надо понять сразу, что этап, на котором люди решают прибегнуть к суррогатному материнству, это уже своего рода «точка невозврата»

в вопросе планирования семьи, — рассказывает она.

— Этому решению предшествуют годы попыток изменить что-то в своем здоровье, и люди, которые решили прибегнуть к такому методу, уже маниакально зациклены на идее родить генетически своего ребенка».

Моральная сторона вопроса остается предметом спора только для тех, кто с трепетом относиться к идее материнства, однако не для супружеской пары, одержимой желанием во что бы то ни стало стать родителями.

Бесценный груз: Сколько стоит родить ребёнка

Рождение первого ребёнка — самый мощный кризис супружеских отношений.

Вероятность разводов в этот период выше среднего.

Поэтому, если между родителями есть конфликты, хорошо бы их уладить до родов. Для этого можно обратиться к психологу.

Чтобы всё это организовать, папы часто берут отпуск на первое время. Сейчас всё больше пап вовлекается во взаимодействие с ребёнком.

И основная работа в этом процессе опять же лежит на маме.

Суррогатное материнство уже не экзотика

Если верить статистике, то сегодня от бесплодия страдают 15 — 20 процентов супружеских пар в мире.

В России эта цифра больше.

Причем если когда-то виновницей бед считалась жена, то теперь процентное соотношение таково: 30 процентов семейных пар не имеют детей из-за проблем жены, ровно столько же — из-за бесплодия мужа, опять-таки 30 процентов — из-за обоюдного бесплодия и последние 10 процентов — это причины, связанные, например, с несовместимостью супругов. Но это — так, к вопросу о реабилитации женского рода. К суррогатному же материнству все-таки ведут самые различные женские проблемы, например, удаление матки или так называемые привычные выкидыши, то есть элементарная неспособность организма «удержать» плод.

Источник: http://pravo-38.ru/vynosit-rebenka-za-dengi-76633/

«Если люди не могут родить, а я могу, то почему не объединить усилия?!»

Суррогатное материнство: чужой ребенок за деньги

36-летняя жительница Мордовии Надежда Сумкина стала суррогатной матерью троих детей! Она вынашивала их для двух бездетных московских пар. На столь неординарный способ заработка решилась, чтобы поправить материальное положение своей семьи. Поначалу муж в штыки воспринял затею и даже грозил разводом.

Но Надежда все же смогла его убедить в том, что ничего аморального в такой «работе» нет. И надо отметить, за вынашивание чужих детей женщину щедро отблагодарили. На полученные гонорары Сумкины улучшили жилищные условия, сменили машину. Тонкости суррогатной «профессии» — ​в материале алены нестеровой.

Дом Сумкиных заметно выделяется на общем фоне ардатовского поселка Октябрьского. «Раньше на этом месте стояла старая халупа с двумя просевшими комнатами, — ​рассказывает Надежда. — ​А туалет был во дворе. Но мы с мужем полностью все перестроили, и теперь наш дом не узнать!» Хозяйка пригласила пройти внутрь. Просторно. Уютно.

Со вкусом подобраны мебель, шторы. Каждую деталь интерьера Надежда продумывала до мелочей. Но сделать такую «перестройку» за короткий период позволил ее необычный вид заработка. Надежда дважды становилась суррогатной матерью для бездетных московских семей. Обычно женщины стремятся скрыть, что вынашивали детей за деньги.

Но нашей героине нет смысла сохранять тайну. В поселке о ее «профессии» давно знают. Также она согласилась рассказать о своем опыте, чтобы развенчать мифы и слухи, сопровождающие суррогатное материнство.

«Я надеюсь, что, прочитав мою историю, женщины, которые задумываются о коммерческом вынашивании детей, определятся, нужно им это или нет!» — ​говорит Надежда…

План

На мысль о суррогатном материнстве ее натолкнула статья о рождении двойняйшек у Аллы Пугачевой и Максима Галкина. В прессе писали, что детей звездной паре выносила учительница из Казани. «А почему бы мне не заняться подобным? — ​подумала Надежда.

 — ​Таким способом я заработаю деньги, чтобы помочь двум своим сыновьям! Можно будет свозить их на море, а еще отремонтировать старый дом и купить мебель…» Надо отметить, что Сумкины вовсе не лентяи и всегда стремились заработать. Только в родном районе рабочих мест практически нет. «Я по образованию повар, — ​продолжает Надежда.

 — ​Но у нас в поселке даже полы мыть не устроишься. Поэтому стала работать охранником в Москве вахтовым методом. Две недели на объекте, две — ​дома». Пока она находилась в столице, заботы о детях ложились на плечи отца. «Он у нас хороший и ответственный, — ​улыбается Надежда. — ​Но без матери, сами понимаете, наступает анархия.

Поэтому мне нужна была работа, чтобы быть с детьми и в то же время получать неплохие деньги…»

Женщина стала искать необходимую информацию о суррогатном материнстве. В то время у Сумкиных даже не было Интернета в доме, поэтому пришлось ходить к соседке. В итоге она нашла телефон компании «Свитчайл». В 2014 году во время очередной московской вахты пришла на собеседование. Сумкиной подробно рассказали об условиях. Возраст суррогатной матери не должен превышать 35 лет.

В идеальном варианте у нее должно быть двое своих здоровых детей. Затем началось обследование. «Кстати, все анализы проводятся за счет компании, — ​рассказывает Надежда. — ​И если женщина подходит, ее включают в специальную программу». Сумкина подошла. Затем начался период подготовки. Она принимала специальные препараты и проходила курс гормональной терапии.

Вскоре нашлись первые заказчики. Все происходящее женщина держала в тайне. Муж ни о чем не догадывался. Его Надежда проинформировала перед заключением договора. «Конечно, ему это было неприятно, — ​признается женщина. — ​И ссоры были, и разводом грозил… Но отступать назад не в моем характере. Я попросила мужа о поддержке. Ведь я ничего плохого не делаю.

Если люди не могут родить, а я могу, то почему не объединить усилия?!»

Контракт

Вскоре появились первые заказчики — ​пара из Москвы. Ухоженная женщина лет за сорок и солидный мужчина чуть постарше. Они делали карьеру, а когда решились на детей, возникли проблемы. С ними Надежда не общалась. Виделась всего лишь раз, когда нужно было подписать документы. Данные заказчиков засекречены, так как уже были случаи, когда суррогатные матери искали «своих» детей.

Забеременеть в первом случае удалось со второй попытки, прижились два эмбриона. Женщина вернулась домой. «Как только анализ ХГЧ стал положительным, компания взяла меня на полное обеспечение, — ​рассказывает Надежда. — ​Мне оплачивали проезд, выдавали определенную сумму на питание. Сколько? Не имею право называть. Скажу лишь, что ежемесячно получала две средние мордовские зарплаты.

На эти деньги моя семья могла спокойно жить. Стоит отметить, что компанию я выбрала с проверенной репутацией и не жалею об этом. Я читала отзывы о «Свитчайлдз». После 20-й недели беременности выдали 30 тысяч рублей на одежду. За них не нужно было отчитываться. Эти деньги я потратила на копание колодца…» Беременность протекала легко. На плановый осмотр ездила в Москву.

А по поселку поползли слухи.

«В какой-то момент я была, наверное, самой обсуждаемой персоной, — ​рассказывает Надежда. — ​Живот уже округлился и его замечали. И если шла по улице, то сельчане, бросав дрова и ведра, выходили смотреть. Кстати, в лицо никто ни о чем не спрашивал.

А за спиной шептались… Старалась не обращать на это внимание. Мне все равно, что обо мне говорят. Я живу для себя и своей семьи, а не для соседей». Своим родственникам женщина рассказала все сама. «Конечно, удивились, — ​признается сестра Надежды Наталья. — ​Но ничего плохого в этом не вижу.

Я бы и сама на такое решилась, но муж высказался против». О своем интересном положении Надежда сообщила и детям. «Как восприняли? Нормально. С младшим сыном провела беседу. Пояснила, что мама помогает обзавестись детьми другой семье. Старший взял с меня обещание, что я не оставлю «лялек» себе».

Как признается Надежда, семья ей хорошо помогала во время беременности с домом и огородом…

В Москве она подружилась с другими суррогатными матерями. В основном это женщины из провинции с материальными проблемами, имеющие собственных здоровых детей. Но есть и совсем молодые, которые таким образом хотят заработать на… усовершенствование своей внешности.

«Запомнилась долговязая девица, которая собиралась выносить ребенка за деньги, чтобы сделать себе грудь и увеличить губы, — ​рассказывает Надежда. — ​Наверное, хотела удачно выйти замуж». По словам нашей собеседницы, некоторые «суррогатные» претендентки не осознают всей ответственности.

«Во-первых, гормональная терапии испытание не из легких, когда в состояние беременности вводят искусственно, — ​говорит Надежда. — ​Во-вторых, нужно иметь крепкую нервную систему. Ну и самое главное — ​несмотря на то, что внутри тебя чужие дети, к ним нужно относиться со всей ответственностью.

Честно признаюсь, переживала даже больше, чем когда вынашивала своих мальчишек. Если раньше могла с животом спокойно огород обрабатывать, а в этот раз даже не нагибалась лишний раз».

У Надежды растут двое прекрасных сыновей, которыми она гордиться…

Всех суррогатных матерей сопровождает страх по поводу того, что после родов может взыграть материнский инстинкт, который не позволит расстаться с малышом. Кстати закон в этом случае на их стороне.

«Я с самого начала настраивала себя, что у этих детей есть родные родители, и я забочусь о них лишь до родов, — ​говорит Надежда. — ​Как будто присматриваю за чужими малышами до прихода мамы и папы. И это, прежде всего, работа. Здесь, конечно, нужны крепкая психика и правильный настрой».

Близнецы-мальчики появились на свет с помощью кесарева сечения в январе 2015 года. Согласно контракту, суррогатная мама не имеет права их видеть. Куратор успокоил, сказав, что мальчики родились здоровыми и родители просто в восторге. «Мне было важно знать, что с ними все в порядке, — ​признается Сумкина.

 — ​Пусть у нас нет генетического родства, но я рада, что помогла двум детям появиться на свет». После родов суррогатная мама пишет отказ от малышей, указывая, что они не являются родными. Вернувшись домой, Надежда занялась обустройством дома. Вскоре еще одна жительница Ардатовского района захотела стать суррогатной мамой.

Надежда даже ездила с ней в Москву, чтобы представить представителям компании. Но, пообщавшись с врачами, сельчанка передумала.

Риск

После родов Надежда восстановилась достаточно быстро. Всего за три месяца. Даже врач-узист удивился, проводя обследование. Он сказал, что видит организм нерожавшей женщины. Обычно медики не советуют после кесарева планировать беременность примерно три года. Но уже через год Надежда вновь появилась на пороге компании. Врачи не нашли противопоказаний.

Женщину вновь стали готовить к роли «контейнера». Вскоре нашлась семья заказчиков. Но две подсадки закончились неудачно. И после этого пара решила прекратить попытки. Через некоторое время нашлась другая семья. Как и в первом случае, это были возрастные люди, которые в погоне за благополучием вспомнили о продолжении рода слишком поздно.

Забеременеть удалось со второй попытки. И снова близнецы мужского пола. Но эта беременность оказалась тяжелой. На 14-й неделе сердечко одного из малышей перестало биться. Надежде пришлось лечь в больницу, чтобы свести риск до минимума. «Мне провели специальную терапию, чтобы не началось воспаление, — ​рассказывает Сумкина.

 — ​Плод мумифицировался и не причинял беспокойства ни мне, ни другому плоду». Больше никаких проблем с беременностью не возникало. А вот во время родов возник риск для самой суррогатной матери. Операция проходила под эпидуральной анестезией. Это когда роженице обезболивают нижнюю часть тела, но не погружают в сон. Все происходящее она видит и слышит.

Во время операции открылось кровотечение. «Конечно, стало страшно, — ​признается Надежда. — ​Хирурги решают, будут ли они удалять матку, а анестезиолог кричит, что времени не осталось и лекарство скоро перестанет действовать. Вызвали еще одну бригаду врачей. Они стабилизировали ситуацию и удалять ничего не стали».

После операции пришлось несколько суток провести в реанимации. Надежда просит отдельно отметить профессионализм врачей. «Все проходило в роддоме имени Сеченова. Там работают специалисты высокого класса. После операции находилась под постоянным наблюдением. В реанимацию даже привезли навороченный аппарат УЗИ с датчиками.

Уровень медицины сильно отличается от нашего районного. Мне есть с чем сравнивать. Недавно мы с сыном проходили диспансеризацию, после которой я вернулась совершенно разбитой». Мальчик родился здоровым. Куратор заверил, что с ним все хорошо. А Надежда, как только позволило состояние здоровья, вернулась к своей семье. Сейчас она занимается детьми и домом.

«Меня часто спрашивают, жалею ли я? Нет. И дело не только в деньгах. Глядя на своих мальчишек, могу с уверенностью сказать, что дети — ​это счастье. И совершенно неважно, кто их выносил. Наверное, я все-таки сделала доброе дело. Пусть эти малыши радуют своих родителей первыми шагами и словами.

Хочу ли я встретиться с ними? Да! Обычно, когда в социальных сетях вижу фотографии двойняшек, закрадывается мысль: «А вдруг мои?» Мне просто интересно на них посмотреть, узнать, как назвали. Все-таки были вместе на протяжении девять месяцев».

На вознаграждение от двух «коммерческих» беременностей Надежда значительно улучшила материальное положение семьи. Сумкины отремонтировали дом и купили автомобиль. Надежду часто спрашивают, не стыдно ли ее мужу за то, что деньги заработала именно она.

«А почему ему должно быть стыдно? Супруг не просил меня об этом. Все произошло только по моей инициативе. Просто была возможность заработать, и я ее использовала. Мой муж — ​самый лучший в мире! Он настоящий глава семьи, добытчик, хороший отец. У него золотые руки.

И очень благодарна мужу за поддержку».

Сейчас Надежде 36 лет. На время реабилитации она пока не работает. Но не исключает возможность, что попробует стать суррогатной матерью в третий раз. Конечно, два кесаревых и возраст — ​это риск. Однако учитывая опыт, крепкий организм и ответственное отношение, ей могут пойти на встречу…

В 2004 году супружеская пара из читы наняла суррогатную мать, которую оплодотворили спермой мужа. но после родов она отказалась отдавать малыша. впрочем, отсудить «своего» ребенка заказчики и не пытались. в итоге суррогатная мама подала на алименты и читинский суд удовлетворил ее требования. в россии разрешено гестационное суррогатное материнство, при котором женщина лишь вынашивает чужой эмбрион и не имеет с ним биологической связи

Источник: https://stolica-s.su/news/society/82584

Полтора года в чужой семье: суррогатная мать не желает отдавать детей

Суррогатное материнство: чужой ребенок за деньги

среда, марта 28, 2018 – 11:24

Я писал об этой истории года полтора назад. Пересказывать не буду, дабы не испортить впечатление от материала. Однако не удержусь от , на сей раз до статьи, а не после нее, как я это обычно делаю.

«Я хотела контролировать все сама, понимать, какой человек родит нам детей», объясняет героиня этой истории – биологическая мама – свое нежелание работать с клиниками и агентствами.

Собственно, наряду с желанием сэкономить деньги это и есть вторая основная причина, по которой некоторые пары пытаются заниматься самодеятельностью в области суррогатного материнства.

Однако, как показывает практика, очень многие явно переоценивают свои силы и способности в оценке кандидаток в СМ и организации всех сторон этого достаточно сложного и длительного процесса. За что в результате и страдают…

*********************

С полной версией материала можно ознакомиться здесь

За двух своих дочек семейная пара из Санкт-Петербурга Дмитрий и Ольга Сазоновы судились больше полутора лет. Оппонент – суррогатная мать, родившая чудо-девочек и отказавшаяся их возвращать заказчикам.

Хотя у тех и договор официальный был, и квитанции об оплате услуг. Но вот Верховный суд Республики Саха (оттуда родом суррогатная мать) вынес решение: признать Сазоновых законными родителями девочек, детей – вернуть им.

Вердикт вступил в законную силу еще в конце января. Но реально вернуть Дмитрию и Ольге до сих пор не удалось…

Кандидатура из Якутии

Сазоновы – никакие не олигархи, мягко говоря. Обычная семья. Несколько лет назад переехали в Питер из Владивостока. Дмитрий – бригадир в котельной, Ольга – бухгалтер. Своих детей завести не удалось. Не будем вдаваться в медицинские подробности. Единственный выход – деток им может родить суррогатная мать.

История супругов Сазоновых прозвучала на всю страну осенью 2016-го. Тогда они обратились в полицию с заявлением о том, что суррогатная мать родила девочек-двойняшек и скрылась с ними в неизвестном направлении. Как все получилось?

– Изначально я обращалась в клиники, которые занимаются поиском суррогатных матерей, – рассказывает Ольга Сазонова. – По большому счету, этих женщин берут с улицы. Это я уже в процессе изучения вопроса это поняла. Поэтому я хотела контролировать все сама, понимать, какой человек родит нам детей.

Одна из знакомых порекомендовала Сазоновой Илли Илия – руководительницу одного благотворительного фонда, которая может помочь с поиском суррогатной матери.

– Илли Иммануиловна мне сразу сказала, что у нее есть подходящая кандидатура – г-жа Воронова из Якутии. Она подходила по всем параметрам. Физически здоровая женщина, у которой уже есть двое детей. Свои дети – это, как считается, определенная гарантия, что новорожденных она не оставит себе.

Воронова приехала в Питер с 3-летней дочкой (совершеннолетнего сына оставила в Якутске, – Авт.), мы ей сняли квартиру, покупали определенный набор продуктов. По условиям нашего договора, она получала в качестве авансов по 10 тысяч в месяц до того, как забеременеет, затем – до родов по 30 тысяч в месяц.

Итоговая сумма в договоре – 900 тысяч рублей.

Посредница и торги

В июне 2016-го Воронова сказала, что ей нужно ненадолго уехать домой. И исчезла. Вскоре на связь вышла та самая Илли.

И вот тут выяснилось, что с этого момента представлять интересы Вороновой будет именно она. Сазоновым пришлось выплатить ей как посреднику не учтенный в договоре «гонорар».

При этом Илли заявила, что самая выберет роддом, где будет рожать ее подопечная, когда придет срок.

– 11 сентября 2016 года она сообщила, что родились две девочки – такой-то вес, такой-то рост, – продолжает Ольга. – Где находится Воронова, она нам долго не говорила. Потом обронила: Ногинск. Мы рванули из Питера туда.

Приехали в роддом, главврач был не в курсе, что Воронова – суррогатная мать и предложил оформить документы о выписке на следующее утро.

Но когда мы приехали, оказалось, что Воронова с детьми уже выписалась и скрылась в неизвестном направлении.

По словам супругов, дальше со стороны Илли начался торг. По закону, есть два варианта законного оформления рожденных суррогатной матерью детей на настоящих родителей. Это происходит либо в роддоме с согласия роженицы, либо – через нотариуса.

– Оба варианта Илли по непонятной нам причине отклонила. Нам сказали: отказ от детей Воронова писать не будет. Привозите деньги (еще полмиллиона, – Авт.), забирайте детей и делайте с ними, что хотите.

То есть, в таком случае мы получаем девочек, но у нас нет никаких законных оснований оформить их своими детьми, получить свидетельства о рождении, медицинские полисы.

Поэтому мы и решили написать заявление в полицию…

Уникальный случай

А потом были суды. Иск из Петербурга переадресовали в далекий Якутск, где прописана Воронова. На заседания Сазоновым приходилось мотаться через всю страну.

В итоге суд вынес решение: Воронова обязана вернуть детей Дмитрию и Ольге. Случай уникальный. Обычно суды при подобных спорах встают на сторону женщин-рожениц, а не заказчиков.

Тем остается только оспаривать выплаченные суррогатной матери суммы. Но тут все получилось иначе.

– Помимо прочего, в ходе процесса была проведена генетическая экспертиза, которая установила родство девочек с Дмитрием и Ольгой, – вступает в разговор юрист Виктор Малахов. (Напомним, по технологии такого зачатия сперма мужчины оплодотворяет яйцеклетку женщины, которая переносится в матку суррогатной матери. То есть, у плода нет ДНК роженицы, – Авт.).

Ольга Сазонова раскладывает передо мной выписанные по решению суда свидетельства о рождении двух полуторогодовалых девочек. В документах их родителями значатся Ольга и ее супруг.

Мы беседуем в номере гостиницы в подмосковной Балашихи. Решение суда вступило в силу в конце января. На днях Сазоновы получили их на руки.

В материалах дела указано, что девочки сейчас живут с Вороновой в доме на окраине Балашихи. Вот родители и примчались ночным поездом из Петербурга.

Ольга показывает содержимое сумок, которые они с Дмитрием привезли с собой. Детская одежда, башмачки, баночки с фруктовым пюре.

– Неужели сегодня наши дети будут с нами? – спрашивает у мужа.

По закону при изъятии детей по решению суда должны присутствовать судебные приставы и опека. Первыми к дому идут именно они. Дом – капитальный, трехэтажный, разделенный на двух хозяев, спрятался за высоким забором. Женщина из опеки навещала семью здесь несколько месяцев назад. 

Пристав и женщины из опеки звонят в ворота. Стучат. Потом набирают номер Вороновой. Видно, что в окнах мелькают взрослые силуэты. Но женщина говорит, что ее с детьми нет дома, а когда будет – не знает. Решение суда? Нет, не слышала.

И вот тут оказывается, что плана Б в таких случаях у приставов вроде как нет. Ну хорошо, пришли бы к должнику арестовывать стиральную машинку, а тот не открыл дверь – это одно.

Но если суд обязал вернуть родителям полуторагодовалых детей?!

Вызвали на подмогу участкового. Тот сначала по телефону ссылался на срочные дела. Через часок все-таки приехал. Крепкий такой усатый дядька сразу сказал: а это не моя работа. Решайте, приставы и родители, сами. Сел в «УАЗик» и помахал оттуда ручкой. Формально вроде как прав: двери ломать полицейские имеют право только если крики слышат и точно понятно, что там – люди в опасности.

– То есть, мои дети могут вот так за воротами, которые отказываются открывать, прожить до своего совершеннолетия? – спрашивает Ольга. Вопрос получается риторическим.

– Если он в течение пяти рабочих дней решение будет не исполнено, судебные приставы будут иметь право прибегать к более жестким мерам – вплоть до взлома замков и проникновения в присутствии полиции в жилище, – объясняет Виктор Малахов.

– Что будет, если они в эти дни попытаются скрыться с детьми?

– В таком случае мы будем вынуждены обратиться в полицию с заявлением о похищении детей. Есть бумага из суда, которая запрещает Вороновой и ее гражданскому супругу менять место жительство детей до передачи законным родителям. В таком случае у полиции будут основания для возбуждения реального уголовного дела по статье «похищение несовершеннолетних».

Кстати

«Матушка Илли»…

Когда история попала в СМИ, газета проводила собственное расследование. И узнала просто чумовые подробности. Во-первых, оказалось, что Воронову ранее звали по-другому. Имя она поменяла несколько лет назад. И вот тут она начала общаться с некоей «матушкой Илли». Она же – Илли Иммануиловна Илия. Это по нынешнему паспорту.

Раньше она была Еленой Николаевной. Помимо нескольких благотворительных фондов были и другие дела. Например, она оказывала частные консультации на тему «Как добиться успеха в жизни». Обращавшихся за помощью «лечила» и лично, и дистанционно, через переписки в соцсетях.

По ее учению, всяческие беды и напасти прописаны у каждого человека в кодах ДНК. Чтобы исправить коды, нужно читать определенные молитвы. Знает их только Илли. И она готова этими знаниями поделиться с любым. За деньги. Подруги Вороновой рассказывали нам, что со временем женщина полностью попала под влияние «матушки».

И, судя по всему, находится в таком состоянии до сих пор.

После скандала с Сазоновыми Илли Илия часть своих проектов «свернула». Но благотворительные фонды по-прежнему работают. По крайней мере один – «Кладезь Якутии».

С полной версией материала можно ознакомиться здесь

Послесловие от С. Лебедева

Пока готовил материал, на одной из новостных лент увидел следующее сообщение:

**************

В августе решение об обязании суррогатной матери передать выношенных близнецов вступило в силу, но возвращать детей суррогатная мать и её сожитель не торопились, увезли детей из Петербурга и удерживали их в частном доме в подмосковной Балашихе.

Агапитова (Уполномоченный по правам ребёнка в Санкт-Петербурге) обратилась к уполномоченному в Московской области Ксении Мишоновой, а также к руководителю отдела судебных приставов по Балашихинскому району, сотрудники которого забрали детей и передали их родителям.

***************

Поздравляю родителей и детей с благополучным завершением более чем двухгодичных хождений по мукам и началом новой, от души надеюсь, счастливой семейной жизни.

И все-таки вот сейчас, когда все счастливо закончилось, хотелось бы задать вопрос биологическим родителям – оглядываясь назад, вспоминая последние полтора года борьбы за детей, подсчитав все затраты на адвокатов и пр.

, они по-прежнему уверены, что приняли в свое время правильное решение организовывать все самостоятельно? Для меня ответ очевиден, да, думаю, что и для них тоже. Проблема в том, что задним умом мы все крепки, а машину времени, чтобы вернуться в прошлое и все исправить, еще не придумали…

Источник: http://www.probirka.org/surrogatnieprogrammy/poltora-goda-v-chuzhoy-seme-surrogatnaya-mat-ne-zhelaet-otdavat-detey.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.