Зачем Россия финансирует аборты?

Запретят ли аборты в России? Еженедельные новости: обзор с 26.09 по 02.10

Зачем Россия финансирует аборты?

Или про их отсутствие. Поводом к дебатам на тему абортов, скорее всего, послужила ситуация в Ирландии и Польше, где по желанию прервать беременность нельзя: в этих странах особенно сильны позиции католической церкви (в Европе хуже дела обстоят только на Мальте и в Ватикане, где аборты полностью запрещены) — а католическая церковь относится к абортам резко отрицательно.

В России, к счастью, женщины пока все же могут принимать решение, что им делать со своим телом, так что у нас прервать нежелательную беременность можно легально и условно-бесплатно (по ОМС). Разумеется, православной церкви такое положение дел покоя не дает, и потому патриарх Кирилл подписался под петицией о запрете абортов в нашей стране.

То ли у нас на дворе XVII век, то ли что, но крайне занимательно наблюдать, как мужчина жаждет решать за тысячи женщин, что им делать. В качестве компенсации церковь предлагает поддерживать оказавшихся в трудной ситуации женщин деньгами из федерального бюджета в размере не менее прожиточного минимума.

Вопрос номер раз: где деньги, Зин? Бюджет имеющиеся траты урезает как может, а тут еще полчища временно нетрудоспособных женщин.

Вопрос номер два: может, дети священнослужителей и питаются святым духом, а вот обычные такие мирские дети — они зачем-то ежедневно хотят есть, пить, вон ту игрушку, а также вырастают из новых ботинок примерно через 38,5 секунд после того, как впервые обули их в школу.

Прожиточный минимум нынче подняли до 10 тысяч в месяц. Вычтем квартплату, вычтем еду (даже если это младенец на чистом грудном вскармливании, то оно все равно ни разу не бесплатно, матери нужны дополнительные калории и отнюдь не из картофельных очистков), вычтем одежду, вычтем медицину хотя бы минимально, вычтем… Собственно, уже давно вычитать не из чего.

По этому поводу высказались высокопоставленные чиновники. Министр здравоохранения Вероника Скворцова, вице-премьер правительства Ольга Голодец, детский омбудсмен и мать шестерых детей Анна Кузнецова в один голос сказали, что они против абортов, но огульные запреты опасны.

К этому гласу разума присоединился официальный представитель Минздрава Олег Салагай, который сообщил, что во времена, когда аборты в нашей стране были запрещены, на 100 тысяч живых детей приходилось 300 умерших матерей. Сейчас на то же количество детей таких матерей меньше 10.

Ежу понятно, что если что-то запретить — вода дырочку найдет: привет, нелегальные аборты, осложнения, бесплодие, смерть. В общем, церкви, конечно, очень хочется запретить и не пущать, но тогда количество прихожан, а особенно прихожанок, у нее будет уменьшаться, и не самым безболезненным образом.

В Кремле, впрочем, посмотрели на все эти дебаты и заявили, что вопрос на повестке дня не стоит. Все. Статус кво сохраняется, в средневековье мы если и вернемся когда-нибудь, то не сейчас (в отличие от упомянутых Польши или Ирландии, в которой в 1992 году 14-летней жертве изнасилования не давали выехать за границу, чтобы сделать аборт, пока не вмешался Верховный суд).

Здесь также добавим, что еще в июне член Совета Федерации Елена Мизулина внесла законопроект о запрете бэби-боксов — это такое место, где отчаявшаяся мать может совершенно анонимно оставить своего ребенка и знать, что государство о нем позаботится. По Сети на этой неделе прошла информация, что законопроект одобрили в правительстве, но она оказалась преждевременной, официального отзыва на инициативу сенатора пока нет, сообщает Интерфакс.

Вызывает антирес и такой еще разрез: неужели находить младенцев в ужасном состоянии в кустах, в мусорных баках, да где попало, сколько таких случаев, — лучше, чем в специально оборудованном бэби-боксе? К сожалению, дети некоторым людям не нужны, а аборт они не делают по своим соображениям (или см. выше).

Так не лучше ли иметь альтернативу? Видимо, Елена Мизулина считает, что если в России будут существовать бесовские бэби-боксы, то с одной стороны к ним будут стоять очереди из злобных мамашек, потрясающих ненужными детьми, а с другой — злорадно потирать ручонки торговцы органами. А на самом деле — если мать решила избавиться от ребенка, то она это сделает, увы.

Бэби-бокс — хоть какой-то шанс, что ребенок выживет.

Еще одна неприятная новость

Агентство Блумберг опубликовало очередной рейтинг стран по показателю эффективности работы здравоохранения. Ну что тут можно сказать. В списке 55 стран. Хорошая новость — мы в него хотя бы попали. На этом хорошие новости заканчиваются.

У России последнее место и самая низкая ожидаемая продолжительность жизни (этот параметр показывает, сколько примерно должен прожить свежеродившийся младенец, если ему прямо сразу на голову не упадет кирпич, в нашем случае — это 70 с крохотным хвостиком лет). Россия уступает не только, например, Канаде, Японии или Франции, но и Эквадору, Кубе, Ливии и Ирану с Иорданией.

Показатель эффективности здравоохранения в нашей стране составил 24,3 % — это результат сложного расчета по продолжительности жизни и затратам на здравоохранение. Впрочем, в 2009 году было то же самое, указывают специалисты из агентства. Ну и в соседях у нас, как и в 2009-м, та же Бразилия. С — Стабильность.

Новость про лекарство

Все, хватит о плохом. Теперь новость отличная, и даже очень.

В области балета мы впереди планеты всей. В данном случае под балетом подразумевается разработка новых лекарств от гипертонии.

Это очень важно — еще в 2013 году, по информации ВОЗ, от повышенного артериального давления страдало неимоверное количество людей — целый миллиард! А этих миллиардов на земле всего-то между 7 и 7,5.

В этом же году была обнародована сухая статистика: сердечно-сосудистые заболевания — самая частая причина преждевременных смертей, и гипертония — крайне значимый фактор риска.

Так вот. Вернемся к нашим гениям. Еще во второй половине прошлого века исследователи синтезировали вещество, которое могло резко понижать артериальное давление.

Однако минусов у этого вещества было полно — кратковременность действия, например, а также повышение свертываемости крови. Проще говоря: выпил, на секунду полегчало, р-раз — тромб. Ничегошеньки хорошего.

Ученые по всему миру бились-бились над тем, чтобы создать препарат без этих побочных эффектов.

И как сообщает ТАСС, специалистам из МГУ и СибГМУ это удалось. Они сделали хитрую вещь — стали улучшать не указанное выше вещество, а синтезировали его химического предка. Старый конь в данном случае борозды не испортил — он оказался: а) стабилен, действия хватает на 24 часа; б) не токсичен.

Ну и еще в) и г) — не вызывает привыкания и не влияет на свертываемость крови. Мало того, поскольку биомишень у него другая, он действует иначе — возможно, через некоторое время смогут свободнее вздохнуть те, кому уже ничто не помогает.

Некоторое время может наступить лет через пять — доклинические испытания прошли, осталось собрать все бумажки и уже переходить к клиническим испытаниям с участием людей.

Ксения Якушина

Фото istockphoto.com

Источник: https://apteka.ru/info/articles/novosti-zdorovya/aborty-v-rossii/

Почему Россия является лидером по абортам? | ДЕТИ – цветы жизни

Зачем Россия финансирует аборты?

Неумение планировать рождение детей, аборты, ведущие к бесплодию, – это беды не только отдельных семей, но и проблема всего государства, в котором уже много лет показатель рождаемости ниже показателя смертности. Можно ли изменить эту ситуацию?

Об этом мы говорим с заведующим кафедрой акушерства и гинекологии с курсом перинатологии РУДН, заслуженным деятелем науки РФ, доктором медицинских наук, профессором Виктором Радзинским.

Лукавые цифры

– Виктор Евсеевич, Россия, к сожалению, лидер по числу абортов. Вы можете привести цифры, как мы смотримся на фоне других стран?

В.Р.: – Для начала нелишне вспомнить, что до 1955 года аборты у нас в стране были запрещены.

И количество женщин, которые погибали от криминальных абортов и от тех, которые они вызывали у себя сами, до сих пор недоступно подсчету.

Даже сейчас, когда, казалось бы, аборты разрешены, треть всех женщин, умирающих по причине беременности и родов, погибают в так называемые абортные сроки – до 22 недель. Это очень серьезная проблема.

Точного числа абортов никто не знает, не знал и не узнает. Эта не та операция, которую афишируют, особенно если проводят ее подпольно.

По официальным заниженным цифрам, у нас делают около миллиона абортов в год. Недавно делали 2 миллиона.

И все равно этот миллион, который мы на самом деле считаем достижением, – это в 2 раза больше абортов, чем во всей объединенной Европе, включая наших бывших соседей по соцлагерю.

Депутаты, выступающие за запрет абортов, думают, что таким образом у нас родится дополнительный миллион детей. Не будет этого. Не носят женщины беременность, которую по каким-то причинам считают для себя ненужной! Отсюда все эти материнские смертности.

Метод имеет значение

– Сейчас у нас аборты в основном делаются хирургическим способом. Хотя существует более щадящая методика – медикаментозный аборт. Хирургический входит в программу обязательного медицинского страхования (ОМС), поэтому для женщин получается бесплатным. А почему медикаментозный не оплачивается обязательной страховкой?

В.Р.: – До последнего времени хирургический считался дешевле.

– Но он же дает больше осложнений! Разве не так?

В.Р.: – Да, медикаментозный дает в 10 раз меньше непосредственных осложнений, чем хирургический, и в 100 раз меньше отдаленных. При медикаментозном аборте исключены травмы матки, перфорации, сепсис.

Он не ведет к бесплодию, не требует после себя применения экстракорпоральных технологий, которые стоят огромных денег для семьи или для государства.

И то, что под эгидой ОМС до сих пор делают только хирургический аборт, – это просто преступление против нации!

Но не надо думать, что аборт – это благо. Любой имеет неблагоприятные последствия. Поэтому я бы так сформулировал концепцию: от аборта хирургического, калечащего, к менее вредному медикаментозному и цивилизованному репродуктивному поведению: от добрачного целомудрия (идеал!) к рациональной контрацепции.

У нас уже есть 13–14 регионов, где поняли, как можно сохранить репродуктивное здоровье населения. Самые умные губернаторы стали оплачивать медикаментозные аборты из средств региональных бюджетов. Например, Кемерово.

Когда Аману Тулееву 2,5 года назад рассказали, что есть более безопасный аборт, и попросили, чтобы хотя бы нерожавшим женщинам его делали за счет бюджета области, он принял решение, что его будут делать всем женщинам в регионе.

Препарат, который уничтожает желтое тело (на желтом теле и держится вся беременность),– дорогой. И 3 таблетки, которые первоначально были предусмотрены в этой технологии, стоили суммарно дороже, чем хирургический аборт.

Но недавние исследования показали, что это лекарство – не дозозависимое, так что достаточно и одной таблетки, чтобы проблема была решена. Теперь аборт делают с помощью 1 таблетки, как рекомендует ВОЗ.

Некоторое время назад Вероника Игоревна Скворцова, еще будучи заместителем министра Минздравсоцразвития, подписала разрешение на выполнение этой манипуляции с помощью 1 таблетки. Это в 3 раза удешевляет медикаментозный аборт. И теперь, если он в ближайшее время не будет введен в систему ОМС, значит, у нас в стране завелись вредители.

Культура контрацепции

– Но все-таки почему, когда сейчас есть столько различных и современных средств контрацепции, основным способом регулирования рождаемости является аборт? Почему у нас так медленно распространяются методы современной контрацепции?

В.Р.: – Нельзя эту тему брать в отрыве от реальной человеческой жизни. Вот наш средний российский подросток. В 16 лет он начинает половую жизнь. Это не хорошо и не плохо. Так получается.

В США это в среднем происходит в 15 лет, в Европе – в 15,9 года, в странах Африки – в 12 лет. Защитой от абортов является сексуальное просвещение. Но четыре созыва назад депутаты Госдумы отменили программу планирования семьи.

Они усмотрели в ней призывы к раннему сексу, к половой распущенности…

Этот вопрос настолько болезненный, что вот уже четыре созыва цивилизованное планирование семьи в стране не обсуждается. И врачей у нас в школы не пускают, в отличие от Нидерландов. И церковь выступает против сексуального просвещения, не только у нас, но и в других странах тоже, например, в США.

В результате у нас 18 подростковых беременностей на 1 тысячу подростков, в США – среди населения всех цветов – 25, а в Нидерландах – две.

Почему? Потому что там с 4-го класса школы в течение трех лет проводится программа сексуального просвещения.

Добросовестная, корректная… Она была переведена на русский и опубликована еще в 1991 году Советским детским фондом. Пожалуйста, пользуйтесь!

Можно ругать тех, кто запретил программы планирования семьи. Но сами-то люди? Восемь лет назад мы провели эксперимент: предложили 70 девушкам, которым только что сделали первый аборт, таблетки гормональных контрацептивов и сказали: вы станете получать их бесплатно столько времени, сколько будете раз в месяц приносить пустую пачку. Как вы думаете, сколько человек пришли за второй пачкой?

– Половина?

В.Р.: – Если бы! За второй пачкой пришла четверть, за третьей – одна восьмая, и на том эксперимент закончился. В ментальности нашего народа, к сожалению, нет культуры контрацепции. 44% абортов в группе до 19 лет – это те, которые производятся повторно.

Но мы продолжили эксперимент. Женщинам из вполне благополучных семей после рождения первого ребенка рассказали, как предохраняться от нежелательной беременности. Прошло полгода. Мы провели анкетирование среди этих женщин.

70% из них ответили, что нежелательную беременность они прервут методом аборта. И так объясняли свою позицию: мама сделала 11 абортов, родила 4 детей, сестра сделала 4 аборта, родила 2 детей. Значит, аборт – это не страшно.

Женщина не верит, что именно ее аборт приведет к бесплодию.

Долой неграмотность!

– Получается, что осознание необходимости контрацепции – процесс эволюционный? Надо разъяснять, убеждать и ждать, и ждать, когда просвещение принесет плоды?

В.Р.: – Да, запретами тут делу не поможешь. Будем ждать того времени, когда знания начнут переходить от человека к человеку, надеяться на средства массовой информации. На систему образования надежды нет.

Например, в бывшем учебнике «Обеспечение безопасности жизнедеятельности» было 242 страницы, 204 из них были посвящены техногенным катастрофам, а репродуктивному здоровью – 14 страниц слюнявых текстов.

Я не знаю, как часто дети будут попадать в техногенные катастрофы, но я точно знаю, что все они будут жить половой жизнью. Однако грамотной информации о том, как ее вести, дети не получают.

Три года назад Университет дружбы народов начал проект, который сейчас пошел по всей стране, уже 50 вузов пользуются нашими материалами: репродуктивное просвещение студентов первых курсов.

Студент первых курсов – это ведь вчерашний школьник, который приехал в столицу из маленького городка, мамы-папы рядом нет, к социуму приспособления нет.

Девушка попадает в общежитие и через полгода… делает первый аборт.

Репродуктивное просвещение у нас внесено в расписание для студентов первых курсов всех 12 факультетов!

Пока мы с помощью этих занятий ненамного снизили аборты, зато теперь наши ребята используют барьерную контрацепцию, потому что боятся инфекции, они вступают в цивилизованные сексуальные отношения – у них один партнер, а не несколько. Это же ужас, когда девчонки в анкетах, не стыдясь, пишут про 4, 5, 7 и 11 партнеров! Вот чем надо заниматься школе, вузу, да и теологам всех конфессий – не последствиями того, что случилось, а профилактикой.

Источник: https://maxpark.com/community/3607/content/1422691

То, что нас убивает: должно ли государство оплачивать аборты?

Зачем Россия финансирует аборты?

В России активно обсуждают петицию об исключении искусственного прерывания беременности из системы ОМС. Лайф выяснил, что примерная стоимость аборта для бюджета страны варьируется от 2,5 тыс. до 3,7 тыс. руб.

А оказание подобных услуг в целом обойдётся государству от 2,3 млн до 3,4 млн руб. в год. Мнения политиков о том, должно ли государство брать на себя такое бремя, разделились.

Одни считают, что женщины нуждаются в подобной поддержке, другие полагают, что государство посредством финансирования абортов становится причастно к убийству детей.

Недавно СМИ облетела новость о том, что патриарх Кирилл подписал обращение с требованием запретить аборты на территории России. Эксперты и политики тут же принялись высказываться по поводу этой меры.

Однако позже выяснилось, что речь идёт не о полном запрете прерывания беременности, а всего лишь о его выводе из ОМС. Об этом заявил руководитель пресс-службы патриарха Московского и всея Руси Александр Волков.

Документ подразумевает исключение искусственного прерывания беременности из системы обязательного медицинского страхования. Исключения составят случаи, когда женщине будет показана такая процедура по состоянию здоровья.

Пресс-секретарь патриарха подчеркнул, что сейчас идёт сбор подписей за эту инициативу. Патриарх, по его словам, хочет таким способом привлечь внимание к этой проблеме. Сбором подписей занимаются общественные движения “За жизнь” и “Православные добровольцы”.

Следует подчеркнуть, что о полном запрете абортов речи не идёт.

Как оказалось, в российском обществе вопрос финансирования искусственного прерывания беременности достаточно актуален. Так, петиция, которая требует разрешить оплату государством абортов только по медицинским показаниям, ещё с начала года рассматривается экспертной группой федерального уровня.

Инициатива, размещённая на специальном интернет-ресурсе, созданном по указу президента Российской Федерации, “Российской общественной инициативе”, набрала 100 192 голоса, что больше предложения “Отменить “закон Яровой”.

Эти петиции, к слову, стали единственными, которым удалось попасть на рассмотрение.

Что изменится?

Авторы петиции утверждают, что в 97 странах аборты полностью запрещены. В 132 странах запрещены аборты по социальным показаниям. В 98% стран разрешаются аборты, чтобы сохранить жизнь матери, 62% для сохранения физического здоровья женщины, а в 50% для сохранения психического здоровья. 

В большинстве стран мира отмечается негативное отношение к абортам. Так, в Ирландии, Иране, Колумбии, ОАЭ, Египте, Венесуэле и ряде других стран такая процедура попала под полный запрет, за исключением случаев, необходимых для спасения жизни женщины.

В Российской Федерации процедура не только является легальной, но и полностью оплачивается государством.

— В бюджете ФОМС на искусственное прерывание беременности планируется порядка 5 млрд руб. в год.

Количество “прерываний беременности” в Российской Федерации составляет порядка миллиона абортов в год при показателях рождаемости порядка полутора миллионов в год, — говорится на странице петиции на сайте “Российской общественной инициативы”.

— По абсолютному числу абортов Россия уступает только Китаю, а по относительным показателям (число абортов на одно рождение, число абортов на одну женщину репродуктивного возраста) находится на первом месте в мире.

При этом только 3% от общего числа абортов составляют аборты по медицинским и социальным показаниям, то есть аборты, проведение которых необходимо в целях сохранения жизни или здоровья женщины, а более чем в 60% случаев на аборт женщин толкают экономические и социальные причины.

Авторы петиции “Оплата государством абортов только по медицинским показаниям” уверены, что мера способна увеличить рождаемость, эффективность расходования бюджетных средств, улучшить моральный климат в обществе, а также повысить степень ответственности населения и оградить женщину от совершения акта насилия над собой.

Сколько денег налогоплательщиков уходит на аборты?

Примерная стоимость аборта согласно тарифному соглашению по обязательному медицинскому страхованию (стоимость варьируется в каждом регионе) на 2016 год для бюджета страны будет составлять от 2,5 тыс. руб (на случай лечения по клинико-статистическим группам в условиях дневного стационара) до 3,7 тыс. руб (в амбулаторных условиях).

Однако, если верить данным Росстата, с каждым годом в России всё меньше женщин, решившихся на аборт.

Так, в 1990 году в нашей стране было проведено 4,1 млн абортов, в 2000-м — 2,1 млн, а в 2010-м — 1,2 млн, в 2014 году этот показатель снизился до 930 тыс. случаев в год.

Таким образом, оказание подобных услуг по полису ОМС обойдётся государству в год от 2,3 млн до 3,4 млн руб. (при сохранении динамики совершения абортов на 2014 год).

Аборты vs. кризис: что снижает рождаемость?

Заведующий сектором Центра по изучению проблем народонаселения МГУ Владимир Архангельский рассказал Лайфу, что число абортов и уровень рождаемости никак не коррелируют между собой. Следовательно, такая малость, как вывод процедуры из услуг, доступных по полису, вряд ли повлияет на демографию страны.

— Пожалуй, эффект на снижение рождаемости оказывает только постабортное бесплодие, — добавляет специалист, — когда женщина не может зачать ребёнка после такого вмешательства.

Владимир Архангельский проиллюстрировал этот тезис на примере нашей страны. Так, полный запрет абортов в СССР с 1936 по 1955 годы положительным образом не повлиял на уровень рождаемости.

Напротив, такая практика послужила причиной обращения населения к альтернативным методам прерывания беременности.

Также он привёл в пример мировую практику государств, разрешивших оплату абортов только по медицинским показаниям, и на их примере показал, что это не повышает рождаемость.

— Мировой опыт показывает, что такими ограничениями нельзя добиться повышения демографических показателей. В 60-е годы в Румынии была запрещена эта мера.

Никаких плодов она не принесла, однако увеличился показатель младенческой смертности, брошенных детей, — добавил он. — Одной из стран, в которой на сегодняшний день аборты практически запрещены, является Польша.

Как ни странно, но рождаемость здесь существенно ниже, чем в России.

По мнению демографа, большее влияние на число родившихся имеют социально-экономические показатели.

— Ни для кого не секрет, что в 90-е годы в России была “демографическая яма”. Люди откладывали рождение ребёнка из-за неуверенности в завтрашнем дне, — отметил Владимир Архангельский. — Аборт — это средство реализации решения о нежелании рожать ребёнка. Следует работать над тем, что подталкивает к такому решению.

В деле повышения прироста населения он высоко отметил инструмент государственной поддержки, мотивирующей деторождение, в частности закон, подписанный Владимиром Путиным, о материнском капитале.

— Суммарный коэффициент рождаемости равен числу родившихся на одну совершеннолетнюю женщину, — рассказал Лайфу Владимир Архангельский.

— В 2006 году, до принятия концепции о повышении деторождения, этот коэффициент был равен 1,3. Сейчас показатель достиг 1,8 на одну женщину.

Такого большого прироста за такой короткий период времени нигде в мире не было. Чтобы население не сокращалось, нужен показатель 2,2.

Суждено ли инициативе стать реальностью?

Вопрос исключения прерывания беременности из перечня бесплатных медицинских услуг оказался настолько острым, что не нашёл единодушного ответа и в среде политиков.

Так, член Комитета по вопросам семьи, женщин и детей ГД РФ Ольга Алимова отметила, что в случае применения такой практики малоимущее население страны останется под ударом.

— Нужно подумать о незащищённых слоях населения. Такая процедура может оказаться не по карману некоторым из них. Государство должно думать о каждом члене общества, — отметила она.

Член комитета по труду, социальной политике и делам ветеранов Михаил Тарасенко, напротив, высказал мысль о том, что прерывание беременности за счёт государства не должно происходить ни в каких случаях, кроме тех, когда беременность угрожает физическому и психическому здоровью пациентки.

— Если какая-то женщина решила избавиться от ребёнка просто из-за того, что ей так захотелось, то это её право, но это не проблема государства, — отметил он. 

Член комиссии Общественной палаты по поддержке семьи, детей и материнства Максим Григорьев заявил Лайфу, что государство, оплачивая аборты со средств налогоплательщиков, становится причастным к убийству детей.

— Я уверен, что обществу очень не нравится то, что их налоги идут на аборты, — добавил он. — Сейчас в России и в мире идут дебаты о судьбе абортов в целом. Однако я уверен, что в России должна быть ликвидирована хотя бы возможность прервать беременность за государственный счёт.

Первый зампред Комитета Госдумы по международным делам Светлана Журова рассказала Лайфу, что вопрос о введении такой меры обсуждается в депутатских кругах достаточно давно, многие даже ратуют за внесение соответствующего законопроекта.

— Основная мысль этой петиции в том, что государство оплачивает убийство, если у беременной нет медицинских показаний.

Конечно, государство, которое озабочено повышением рождаемости, должно основательнее подойти к изучению этого вопроса, — отмечает Светлана Журова.

 — Женщине, отказывающейся от рождения ребёнка по причине трудной жизненной ситуации, государство должно оказывать помощь, которая будет служить альтернативой аборту. Нельзя просто запрещать, ничего не давая взамен.

Депутат уверена, что если петиции об исключении искусственного прерывания беременности из ОМС суждено стать реальной законодательной инициативой, то этому будет предшествовать бурное обсуждение такой меры в обществе и политике.

Источник: https://life.ru/909752

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.