Каково быть мамой школьника, или Синдром наседки

Содержание

Мамины роли. Мама-наседка – Психологос

Каково быть мамой школьника, или Синдром наседки

Моей маленькой Зине уже четыре года, дома доченьку свою умываю и одеваю, складываю за ней игрушки и даже ручки мою после прогулки ей сама: она ладошки даст мне и не шевелится, ждет, пока намылю, вымою, вытру полотенцем.

Такая маленькая, как ее заставлять что-то делать? Сколько того детства, пройдет, не заметишь, побалую ее, пока маленькая, еще натрудится в жизни. Вот недавно я узнала, что в детском саду она и руки моет, и цветы поливает, и даже дежурит сама.

Вот теперь и думаю: почему она дома притворяется неумехой?

Моему внуку скоро семь исполнится, а он даже одеваться толком не умеет. Все за него делала няня: и одевала, и кормила. Не заметили, как он подрос, стал большим мальчиком. Собираемся с ним идти гулять, смотрю, а он стоит у двери и кричит:

– Дед! Одень меня!
– Одевайся сам, вот кроссовки, вот курточка, кепка.
– Не умею я-я-я-а-а!

Стоит, рыдает и даже в руки одежду не берет. А на вид такой крепкий, румяный мальчик. Вот до чего с ним доняньчились…

Наседка долго и терпеливо высиживает своих цыплят. Несколько недель она сидит неподвижно, почти без еды, никого не подпускает близко, отдавая свое тепло будущим малышам. Вылупившихся малышей наседка учит всему: гулять, есть, пить, держаться рядом, прятаться в мамины перышки. Поистине материнский подвиг.

Нас интересует, почему мамы или бабушки порой ведут себя словно наседки? Кому это полезно, а кому вредно?

Давайте представим себе, что мама всегда рядом с ребенком, что она знает правильный ответ на любой вопрос. Сможет ли мама-наседка решить такую непростую родительскую задачу – воспитать в ребенке потребность к самостоятельному поиску, к познанию нового?

Как себя ведет мама-наседка?

Она приносит себя в жертву своему бесценному чаду. Следит за каждым шагом ребенка, бережет его от дождя, от солнца, от ветра, от дурного влияния.

Вечные попытки все сделать за ребенка, оградить его от решения возникающих проблем и даже заменить собой сверстников рано или поздно заканчиваются протестом со стороны ребенка.

Чрезмерная опека для подрастающего малыша становится невыносимой. Мама без конца хлопочет и трясется над ребенком, а он хнычет и капризничает, требуя и добиваясь своего.

Мама-наседка всегда находит повод для тревоги, показывает ребенка множеству врачей, посещает с ним самые разные клиники. Такое отношение к ребенку может только ухудшить ситуацию.

Мама, которая вместо своей проживает жизнь собственного ребенка, все время тревожится, беспокоится, причем чаще всего о вымышленных, а не о реальных трудностях и проблемах.

Часто меняющая свои решения, постоянно раскаивающаяся в своих поступках, сомневающаяся всегда и во всем мама-наседка может:

  • потерять уважение своего ребенка;
  • издергать его;
  • дезориентировать малыша своими подсказками, контролем и готовностью решать за него проблемы и самые простые вопросы, а этим воспитать ребенка, неспособного самостоятельно принимать решения.

Мать, вовлеченная в интересное, творческое дело, создает для ребенка атмосферу радости и оптимизма. Одним своим присутствием, без требований и назиданий, без излишнего сюсюканья, своей наполненной жизнью такая мама создает у ребенка ощущения полноты и значимости жизни, насыщенности и радости бытия.

Страх, тревога за ребенка, желание уберечь его от всяческих опасностей – какой маме не знакомы эти чувства, спросите вы.

Ответ прост. И житейский опыт, и психологические исследования доказывают, что мама, охваченная страхами, тревогой, постоянными переживаниями, не только не сможет установить правильный контакт с ребенком но, наоборот, может вызвать в своем малыше неблагоприятные эмоциональные переживания и исказить развитие его личности.

У каждого человека есть право. Право видеть, слышать, чувствовать, думать по-своему, проявлять свою непохожесть, свою индивидуальность.

Но у каждого человека, особенно маленького, есть возможность потерять свою индивидуальность под воздействием взрослого. Взрослые оказывают чрезвычайно сильное воздействие на своих детей. Мама-наседка поглощает внутренний мир ребенка. Психологи называют такие отношения симбиозом.

Такая слитность проявляется и в физической, и в психической зависимости маленького человека от взрослого. Например, у ребенка, которого из-за физического недостатка или болезни постоянно носят на руках, не развивается даже автономная терморегуляция.

Испытывая воздействие другого человека или ситуации, ребенок может вести себя в точном соответствии с предъявляемыми ему требованиями. «Я» ребенка рассыпается на множество осколков, теряет свою целостность.

Этот симбиоз плох для обоих: и для ребенка, которого ограждают от жизни, и для мамы, которая все время тревожится, волнуется, беспокоится по пустякам.

Как же избежать чрезмерной опеки и не взваливать на себя решение проблем своего ребенка?

Постепенно, по мере взросления ребенка, снимайте с себя ответственность и заботу за личные дела ребенка и передавайте их ему.

Не пугайтесь такого совета: «снять заботу» – вовсе не значит оставить малыша на произвол судьбы, перестать беспокоиться о нем. Нет, это означает:

  • снять мелочную заботу;
  • учить ребенка самостоятельным навыкам: есть, складывать игрушки, одеваться, чистить зубки, застилать кроватку;
  • предоставлять ребенку возможность самостоятельно принимать решения;
  • дать малышу право на ошибку: не убрал книги, а потом захотел посмотреть картинки – в результате трудно найти нужную книжку. Вывод пусть сделает сам: лучше держать все вещи в порядке – и книги, и карандаши, и картинки, и игрушки, и одежду.

Передавая ребенку одну обязанность за другой, вы проявляете заботу о нем и о его будущем. Малыш учится на практике, все его умения – это его опыт.

Одни родители только мечтают о том, чтобы их ребенок:

  • вовремя просыпался и вставал;
  • сам одевался и не опаздывал к завтраку;
  • одевался по погоде;
  • вовремя ложился спать;
  • сам садился за уроки;
  • не забывал о занятиях в кружке или секции и сам посещал их;
  • сам готовился к занятиям музыкой и рисованием;
  • утром и вечером умывался;
  • делал зарядку…

Родители мечтают, но выполняет все это за ребенка мама-наседка.

Если вы, уважаемые родители, считаете, что ребенок-дошкольник еще слишком мал, что сил у него недостаточно, чтобы помогать маме по дому, приведем вам пример из истории.

«Мне частенько доводилось видеть комичную сцену, – писал известный русский путешественник Миклухо-Маклай о папуасах Новой Гвинеи, – как маленький мальчуган лет четырех пресерьезно разводил огонь, носил дрова, мыл посуду, помогал отцу чистить плоды, а потом вдруг вскакивал, бежал к матери, сидевшей на корточках за какой-нибудь работой, схватывал ее грудь и, несмотря на сопротивление, принимался сосать».

Раннее вовлечение малышей в трудовую жизнь – характерная черта народов примитивных культур. У ацтеков малыш начинал активно помогать взрослым с трех-пяти лет. У современных мексиканских индейцев четырех-пятилетняя девочка обязана носить воду, собирать посуду после еды, следить за огнем в очаге, мальчик – собирать фураж, следить за животными, работать в поле с отцом.

На Аляске двухлетние дети носят в дом маленькие кувшины с водой, а трехлетние, если возникает необходимость, работают острым ножом или топором.

У австралийских аборигенов четырехлетний мальчик получает от родителей детское копье, бумеранг, копьеметалку и охотится на мелких зверей и птиц. Девочка собирает корнеплоды, убирает хижину, готовит еду.

А вот как исследователи описывают малышей на охоте в Конго:

«Лежа на спине, они держат на ладони вытянутой руки немного зерен и часами терпеливо ждут, пока птица прилетит поклевать, чтобы в тот же момент схватить ее. Другой пример.

К ветке дерева, на которой имеют обыкновение резвиться обезьяны, привязывается веревка. Конец ее держит один из притаившихся внизу мальчиков.

Уловив момент, когда обезьяна собирается прыгнуть на привязанную ветку, мальчик дергает ее вниз, и обезьяна плашмя падает на землю, где маленькие охотники добивают ее».

Вывод прост: маленькие дети, при некоторой тренировке, могут участвовать в примитивных видах труда, в охоте, рыбной ловле. Очевидно, что ребенок соберет меньше плодов, выловит меньше рыбы, чем взрослый.

Но современному обществу вовсе не нужно, чтобы малыш стоял у штурвала или у мартеновской печи, наши дети освобождены от труда ради хлеба насущного.

Но разве сможет подвижный, активный, здоровый ребенок пребывать в бездействии и лени? Нет.

В жизни человека возник уникальный период, свободный от груза взрослых проблем, – дошкольное детство. работа ребенка в это время – игра. В игре наш малыш не просто Игорь или Сережа, а продавец, летчик, водитель, он путешествует на ковре-самолете или строит огромные дворцы. В игре он может все.

Он не подвластен земному тяготению, времени и пространству. Играя разные роли, наш малыш готовит себя к будущему, к серьезной взрослой жизни.

Можно сказать, что игра для малыша – это машина времени, которая дает ему возможность заглянуть вперед, пожить той жизнью, которая предстоит ему через много лет.

Маленький человек играет, так он готовится к будущей жизни, давайте не будем мешать ему мнимой тревогой и мелочной заботой. Давайте дадим ребенку немного больше свободы и самостоятельности: сначала в игре, а затем в помощи по дому.

При этом выиграют все: и малыш, и измученная бесконечными тревогами за своего ребенка мама-наседка, которая, играя со своим ребенком, обучая его простым навыкам, давая ему больше самостоятельности, превратится в маму – добрую волшебницу.

…Иногда взрослые должны приходить к выводу, что им, а не ребенку следует перемениться, да еще в большей мере. (Дж. Лешли)

Домашнее задание для родителей:

  1. Найдите простое дело, которое ребенок может выполнить вместе с вами, но часто забывает или не хочет сделать сам. Например, сложить игрушки, краски, карандаши, кисточки, цветную бумагу. Превратите это дело в игру, наведите вместе с малышом порядок в игровом уголке. Найдите коробку для красок и кистей, клея и альбомов, детских рисунков, украсьте этот «домик» яркой аппликацией. Игрушки туда пусть малыш сложит сам, а вы похвалите его.
  2. Придумайте нечто, способное заменить ваше участие в наведении порядка. Это могут быть песочные часы, или будильник, или рисунок, на котором все игрушки и книжки лежат на своих местах.
  3. Разделите лист бумаги пополам вертикальной линией. На левой части нарисуйте маму и малыша «вместе», а на правой – только малыша – «сам». Нарисуйте, какие дела вы выполняете вместе, слева, а какие он может сделать сам – справа. Через неделю предложите ребенку подумать, какое дело он сможет сделать без вашей помощи, вы будете только наблюдать. Сделайте новый рисунок и не забывайте хвалить сына и дочь за самостоятельные успехи.
  4. Помните, не нужно все выполнять за ребенка, иногда хватит того, что мама будет рядом. Поддержка словом, вера в успех маленького человека окрыляют его, дают ему силы к самостоятельной деятельности, к познанию нового. Чем больше дел ваш ребенок научится выполнять самостоятельно, тем меньше помощи от мамы-наседки ему понадобится. А значит, у мамы появится свободная минутка для отдыха, она сможет заняться своими давно отложенными делами.

Источник: https://www.psychologos.ru/articles/view/maminy-roli.-mama-nasedka

29 августа министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова сообщила, что Минздрав РФ работает над восстановлением регистрации “Фризиума”. Это противосудорожный препарат, в России он не зарегистрирован, и врачи его не выписывают. Он относится к психотропным, и контроль за его оборотом ужесточен.

За последние два месяца в Москве дважды задерживали женщин, пытавшихся получить посылки с “Фризиумом”, и эти истории стали резонансными. Как пояснялось, способы получить его легально есть — для этого нужно заключение консилиума федеральной клиники и закупка Минздрава.

Но в Детском хосписе “Дом с маяком” говорят, что не знают ни одной семьи, которой бы удалось пройти этот квест.

Скворцова пояснила: Минздрав РФ не может самостоятельно инициировать регистрацию препарата. По законодательству это прерогатива производителя.

Но она добавила, что если компания на это согласится, Минздрав может сделать ускоренную регистрацию. По ее словам, потребность в таком препарате в России испытывают “примерно от 2000 до 3000 детей, страдающих эпилепсией”.

Ранее “Дом с маяком” начал составлять список семей, нуждающихся в подобных лекарствах.

Наши героини тоже попали в этот список. У их детей одинаковые диагнозы — это неизлечимое генетическое заболевание со сложным названием “нейрональный цероидный липофусциноз”.

Все прогнозы по нему — плохие: продолжительность жизни — 8–14 лет, состояние — без улучшений. Этим детям помогает “Фризиум”, и женщины готовы на многое, чтобы не остаться без него.

Они не согласились фотографироваться для СМИ, а одна из них попросила изменить ее имя: после недавних историй мамам слишком страшно раскрывать себя.

“Я не хочу, чтоб мой ребенок остался без меня”. История Ирины

Ксении 7,5 лет. Она не видит, не ходит и почти все время лежит. Ее можно только ненадолго пересадить в инвалидную коляску, чтобы прогуляться. И то не в любую погоду: она очень легко подхватывает пневмонию, и каждая такая болезнь может стать последней. Зимой ее вообще не вывозят на улицу.

Ксения ест и пьет через гастростому — это значит, что у нее в животе сделано отверстие, к которому подключена специальная трубка для еды и воды. Иногда она улыбается — обычно, когда слышит музыку из детских мультиков.

“А если ей некомфортно, у нее будет страдальческое выражение лица, она может заплакать”, — говорит ее мама Ирина.

Первый год жизни Ксения была обычным ребенком. Научилась ходить, когда ее держат за руку, уже что-то говорила. Потом развитие остановилось.

“Поначалу врачи мне говорили, что япридумываю, и с ребенком все нормально”, — говорит Ирина. В два года с ней впервые случился эпилептический приступ. “Она сидела, ела, и вдруг обмякла и посинела, — рассказывает Ирина.

— Ее затошнило, и после этого она уснула. То есть он был непонятный, я даже не сразу поняла, что это”.

Болезнь стала прогрессировать, а приступы — повторяться все чаще. “Доходило до 70 приступов в день, то есть примерно раз в 20 минут, — вспоминает Ирина. — Они менялись: иногда синели губы, иногда трясло, иногда выкручивало конечности. Иногда она просто не дышала”.

Врачи назначали разные препараты — те, что продавались в аптеках по рецепту. Но ничего не помогало. Пока один врач не посоветовал “Фризиум”. “Он сказал: “Либо наш отечественный клоназепам, либо вот есть хорошее импортное средство, но его в аптеке не купишь”, — рассказывает Ирина.

— Конечно, для своего ребенка хочешь попробовать то, что получше”.

Ирина говорит, что тогда, в 2014 году, достать “Фризиум” не было проблемой. Она с дочкой лежала в больнице, и рядом были родители детей с похожими симптомами. Ирине дали контакты каких-то частных лиц, и она легко купила лекарство. Про рецепт у врача даже не спрашивала.

Препарат быстро подействовал, состояние дочки улучшилось, а еще через год эпилептические приступы прекратились вообще. “Фризиум” Ксении дают и сейчас. “Я боюсь что-то менять в терапии, потому что все помогает”, — говорит Ирина.

По ее словам, она когда-то закупила лекарство с большим запасом, и его должно хватить до конца этого года.

Диагноз Ксении поставили только в шесть лет. До этого врачи предполагали разное — от ДЦП до аутизма, но со временем появлялись признаки, не вписывающиеся в эти диагнозы. Ирина говорит, что стало легче: теперь хотя бы можно общаться с родителями таких же детей и понимать, чего ждать дальше.

Ирина, конечно, ушла с работы — она должна быть с дочкой 24 часа в сутки. “Родственники боятся оставаться с ней без меня, это может только муж, но он работает”, — говорит она. Два года назад она родила еще одного ребенка. Она редко может позволить себе даже просто выйти на улицу одной.

Помогают няни из Детского хосписа “Дом с маяком”: они могут ее подменить. Еще хоспис снабжает подгузниками и гастростомическими трубками. И то и другое семья должна получать бесплатно от государства. Но норма подгузников — три штуки в день, и этого слишком мало.

А трубки, как говорит Ирина, она пока не получала вообще.

Гарантии, что в следующий раз “Фризиум” удастся получить уже легально, пока нет. И что делать, если лекарство закончится, Ирина не знает. “Я не хочу, чтобы в случае чего меня могли задержать, — говорит она. — Потому что не хочу, чтоб мой ребенок остался без меня”.

“Врач дала телефон людей, у которых его можно купить”. История Маргариты

Маша любит классическую музыку. Хотя ей и современные песни нравятся, если в них есть хоть какой-то намек на классику.

Она не говорит об этом — мама знает вкусы дочки только потому, что под музыку Маша успокаивается, перестает дергаться и даже засыпает. Маша вообще ни о чем не говорит — не может.

Сидеть она может, только если ее поддерживают, — сама спинку не держит. Она тоже ест через гастростому и, скорее всего, ничего не видит, хотя и реагирует на свет. Маше почти шесть лет.

Первый эпилептический приступ с Машей случился, когда ей было три года и два месяца. Она проснулась и смотрела на бабушку, но было ясно, что она ее не видит. Потом стали дергаться плечи, замерло дыхание, и девочка посинела. Вызвали скорую, но к ее приезду приступ закончился. А через две недели он повторился.

Врачи сказали: эпилепсия. Машу стали лечить, но ей становилось хуже. “В 3,5 года она стала падать при ходьбе, — вспоминает Маргарита. — Идет, мышцы перестают напрягаться, и она как тряпочка падает. Она стала бояться спускаться с дивана. Потом начали отказывать ручки — уже не могла играть игрушками. Последним пострадал интеллект”. Через год сделали генетический анализ и установили диагноз.

Как говорит Маргарита, болезнь прогрессирует быстро, и постепенно подобранные врачами препараты просто переставали действовать. Полтора года назад она взяла онлайн-консультацию у израильского врача и от него впервые услышала про “Фризиум”.

“Стали искать, но нигде не нашли, бросили”. Еще через полгода препарат посоветовал уже местный врач. “Она не направляла нас на консилиум, не давала рецепт, нигде про это не писала, — рассказывает Маргарита.

— Просто посоветовала и дала телефон людей, у которых его можно купить”.

Что это за люди — какие-то частники, какая-то незарегистрированная аптека или еще что-то — Маргарита не знает. Знает только, что на “Фризиуме” дочка стала даже немного ходить.

“Пусть неуклюже, несколько секунд, но сама, — вспоминает Маргарита. — Она даже что-то лепетала, без слов, их давно нет, но все-таки”.

Потом болезнь взяла свое, и дочка перестала вставать, но по крайней мере эпилептических приступов не было. Но есть судороги.

Сейчас Маша принимает четыре противосудорожных препарата, один из них — “Фризиум”. Это хорошая комбинация, но с судорогами не справляется даже она.

Что будет без “Фризиума” — Маргарита боится себе даже представлять. Упаковки препарата Маше хватает на 20 дней, а обходится она в 4200 рублей.

Причем за последний год он подорожал почти вдвое: поначалу Маргарита покупала пачку за 2000–2500 рублей.

Сейчас Маргарита живет с мамой. Ее муж — военный и несет службу в другом городе. Маргарита должна быть с Машей постоянно: ее мама может оставаться с девочкой на какое-то время, но надолго — боится.

Ей помогает “Дом с маяком”, и она справляется. Но новости о задержании женщин, пытавшихся купить “Фризиум”, ее пугают.

И на вопрос, что для нее страшнее, вероятность быть задержанной или возможность остаться без препарата, Маргарита, не задумываясь, отвечает: “Остаться без лекарств”.

Бэлла Волкова при участии Редакции социальной и гуманитарной информации ТАСС

Источник: https://tass.ru/obschestvo/6823803

«Мама-наседка» или Излишняя опека и повышенная тревожность

Каково быть мамой школьника, или Синдром наседки

В прошлых публикациях в рамках 7 психологических ошибок мам при попытке перевести ребенка на общий стол мы разобрали такие темы:

Сегодня поговорим про «Маму-наседку». На самом деле, эта часть очень объемная и охватывает все стороны жизни ребенка, не только питание.

Что такое излишняя опека? Это когда помощь мамы в жизни малыша намного больше, чем он в реальности нуждается в ней.

Простые примеры:

Малыш уже встал на ножки, пытается самостоятельно обрести равновесие, но мама боится «кривых ножек», падения и всячески водит его за руку, хотя по наблюдениям педиатра, ребенок совершенно здоров. В итоге кроха перестает доверять себе и привыкает опираться на ее руку. И самостоятельное передвижение на своих ногах растягивается намного больше.

В плане еды — страх, что ребенок не сможет прожевать толкает маму на измельченное питание до состояния пюре. Ребенок ест, потому что так удобнее и прочно застревает на этой еде.

В плане освоения нужных навыков (самообслуживание) — страх мамы, что ребенок не справится, вынуждает ее торопливо сделать все самой за него. Ребенок не возражает, становясь более пассивным.

И таких моментов в жизни тревожной мамы может быть очень много.

Самое опасное в этом что? Я думаю, вы догадались. Ребенок заражается тревожностью мамы, становясь более плаксивым, требовательным и капризным. Он хуже осваивает новые навыки и подолгу задерживается на определенной стадии, не решаясь перейти на следующий уровень.

Недавно ко мне на консультацию пришла мама с пятилетней девочкой. Это был худенький ребенок, подвижный и с огромными глазами, которые почему-то были всегда на мокром месте. Пообщавшись с ними, я дала девочке простое задание, чтобы видеть ее поведение в ситуации игры. Ребенок его быстро понял, попытался выполнить и вдруг…

сжав кулачки, зарычал, а глаза наполнились сердитыми слезами. Я вздрогнула от неожиданности, а мама усмехнулась: «Ну успокойся, сейчас помогу» — сама выполнила задание за нее. А дочка успокоилась, но при следующей попытке повторила свой «рык» со слезами.

Скажу сразу — девочка по интеллектуальному развитию не отстает от сверстников, но в эмоциональном плане у нее серьезные пробелы. Она пасует при любой неудаче, плачет, ждет, когда за нее сделают взрослые. И не стремится попробовать еще раз.
Я попросила маму посидеть в коридоре, чтобы дочка ее не видела.

Оставшись одна, она растерялась и долго не решалась разложить нужные картинки, хотя знала, как это сделать. Я молчала и занималась заполнением журнала. Прошло несколько минут и вот боковым зрением я вижу, как она задумчиво перебирает карточки. Задание было выполнено.

Когда вернулась мама, при ней девочка стала вести себя так же, как и в самом начале: ныть, говорить, что не умеет и добиваться, чтобы мама помогла ей.

Этот устойчивый паттерн поведения сложился не сразу, он существовал уже несколько лет, который привел к зависимости дочери от матери, а ее в свою очередь вынуждал опекать плачущую дочку. Чтобы разорвать этот круг, матери нужно постепенно сокращать свою помощь ей, приучая к самостоятельности.

Излишняя опека имеет глубокие психологические корни. Появлению гиперопеки может послужить множество причин и все они основаны на страхе.

Что может запустить этот механизм гиперопеки:

  • долгожданная и выстраданная беременность (как в нашем примере)
  • сложная беременность и непростые роды (как в нашем примере)
  • угроза выкидыша
  • единственный ребенок в семье (как в нашем примере)
  • болезни в жизни ребенка
  • эмоциональная холодность в отношениях с мужем
  • разногласия в воспитании с мужем и родными
  • зависимость мамы от мнения посторонних людей
  • излишняя мнительность и впечатлительность мамы-меланхолика
  • бедный круг общения мамы (изолированность от сообщества других родителей) и вращение себя вокруг жизни ребенка
  • властность и жесткость в характере мамы (которая на самом деле боится потери контроля)

Вот эти спусковые крючки страха, которые чаще всего приводят маму к желанию раствориться в жизни своего малыша, быть ему всей Вселенной, ангелом-хранителем, путеводной звездой. Т.е. тем, кем по своей сути мама являться не должна.

Эти страхи и гиперопека стирают все разумные границы у мамы и малыша. У ребенка это приводит к трудностям осознания себя, как личности. Кто — Я? Что Я могу?

Я не буду говорить о сосках и памперсах в 5 лет, о неумении включиться в игру сверстников с 4 лет, завязать непринужденное знакомство с соседским ребенком на прогулке… Все подобные навыки под гиперопекой либо чахнут, либо принимают странные формы их выражения. И это начинает бросаться в глаза окружающим. Но не маме.

Как распознать в себе гиперопеку?

Есть специальные диагностические тесты, проективные рисунки, аналитическое психологическое  консультирование, которые помогут выявить эту проблему.  Если вас это заинтересовало — можете записаться ко мне на такую консультацию.

Есть и другой способ. Задайте себе простой вопрос и не спешите с ответом, подумайте: делаю ли я за ребенка то, что он мог бы сделать сам без моей помощи?

Если да — у вас есть гиперопека. Вот тут возникает необходимость глубже исследовать свое отношение к своему сыну или дочке, честно пересмотреть все ситуации и события, в которых эта гиперопека выражается и подумать, как можно перейти на «другие рельсы» ведущие к самостоятельности вашего ребенка.

Если нет — тогда поздравляю,  вы разумно строите свои и детские границы, правильно направляете своих деток к ответственности за себя и свои поступки. Тем самым вы избежите в будущем много неприятных ситуаций, связанных с отношением ребенка к миру и жизни в этом мире.

Источник: https://detpsycholog.ru/mama-nasedka-ili-izlishnyaya-opeka-i-povyshennaya-trevozhnost/

Не мать, а

Каково быть мамой школьника, или Синдром наседки

ecartelera.com

Рождение ребенка в семье – событие закономерное и зачастую радостное. Оно пробуждает в женщине материнский инстинкт, заложенный природой, позволяет реализовать себя в полной мере.

Малыш требует беспрестанного внимания и бывает, что опека матери достигает небывалых высот. Иными словами – переходит всякие границы. Это нередко ощущает на себе уже взрослое чадо, что безмерно его тяготит.

Насколько опасна гиперопека и каким образом привести в норму материнские чувства, разыгравшиеся не на шутку?

Суть и последствия

Гиперопека представляет собой своего рода психологическую проблему. Специалисты выделяют две разновидности или формы этого понятия, совершенно противоположные друг другу: требовательную и снисходительную.

Требовательная гиперопека основана на авторитарном подходе к воспитанию собственного ребенка. Она имеет место быть, если женщина осуществляет тотальный контроль действий, занятий малыша, ограничивает его свободу, навязывает свои взгляды.

Мамы с требовательной гиперопекой предъявляют завышенные претензии к чаду. Классический пример: ребенок непременно должен быть отличником, посещать художественную и музыкальную школы, проводить свободное время с пользой для ума, а не болтаться без дела по улице.

fresher.ru

Понятно, что последствия данной формы проявления инстинкта наседки незавидные – забитый, раздавленный волевой матерью малютка, превратившись во взрослого человека, либо будет продолжать во всем подчиняться родительнице, либо начнет бунтовать. Ну а мать получит как результат собственных действий либо неприспособленного к жизни великовозрастного детину, либо сумевшего вырваться из плена гиперзаботы и порвавшего с родной матерью всяческие отношения чада.

Второй вид чрезмерно развитого инстинкта наседки носит название снисходительной гиперопеки. Он не несет в себе столько негатива, но тоже способен изрядно испортить ребенка, правда, в несколько ином ключе. Признаки снисходительной гиперопеки:

  • мать оберегает чадо от всего, что может причинить ему вред, угрожать здоровью, жизни, даже гипотетически;
  • всегда принимает сторону сына/дочери в любых спорах и конфликтах, независимо от того, кто прав, кто виноват;
  • она просто неспособна увидеть недостатки ребенка, так как считает его абсолютно идеальным.

Разумеется, в результате такой опеки ребенок вырастет эгоистичным, заласканным, избалованным, уверенным в своей уникальности, но и бесхарактерным. Проблемы во взаимоотношениях с окружающими у детей, подвергнувшихся чрезмерной материнской заботе любого вида, – абсолютно закономерное явление.

Самой женщине, испытывающей потребность в осуществлении гиперопеки, инстинкт наседки тоже не приносит ничего хорошего. Представительница прекрасного пола превращается буквально в неухоженную старуху, будучи еще в самом расцвете молодости, так как все ее мысли и действия направлены исключительно на любимое чадо. Подумать же о собственной внешности, поведении такой мадам недосуг.

Нетрудно представить себе, чем, вероятнее всего, заканчивается брак матери-квочки – в большинстве случаев разводом. И ей обычно невдомек, что став взрослым, ребенок вряд ли скажет “спасибо” за отсутствие в его жизни отца и захочет собственных детей, глядя на яркий пример своей потерявший человеческий облик матери.

Причины гиперопеки

eliseyka.ru

В качестве механизма, включающего инстинкт наседки, могут выступать различные факторы. Чаще это определенные жизненные обстоятельства, постигшие женщину. Рассмотрим наиболее характерные из них:

  • Модель поведения родителей. Речь идет об отношении в первую очередь матери женщины, ставшей носителем гиперопеки, к своей дочери в далеком детстве и юности. По мере взросления девочка впитывала происходящее вокруг и принимала как должное – в итоге иной тактики, будучи уже сама родительницей, просто не признает;
  • Наличие в семье “наседки” единственного ребенка, невозможность завести еще детей, например, в силу серьезных проблем со здоровьем, поздней беременности. Понятное дело, чадо в этом случае – самое дорогое, что у нее есть. Как не окружить свое сокровище заботой, любовью, вниманием “в кубе”?
  • Страх потери милой крохи. Данная причина возникает в результате когда-то реально существовавшей угрозы жизни малыша, слабого здоровья. Таким образом, смыслом земного существования женщины становится защита собственного дитя от любых опасностей;
  • Отсутствие личной жизни либо ранний развод с мужем, смерть супруга – отца ребенка. Это немаловажный нюанс, если учесть, что подобные ситуации не так уж и редки. Представительнице прекрасного пола не везет в отношениях с мужчинами, и, родив чадо от милого сердцу, но неверного, например, женатого, человека, женщина переносит на кроху всю любовь и заботу, на которые только способна. То же происходит, если дама перенесла горький разрыв с мужчиной либо потерю мужа в связи с гибелью;
  • Стремление компенсировать свои собственные неудачи, разрушенные мечты успехами ребенка. Женщина, не имевшая возможности в силу обстоятельств осуществить какие-то грандиозные планы, амбиции в юности, жаждет видеть свое дитя достигшим подобных высот. Она навязывает крохе собственные идеалы и желания, вот потому контролирует и опекает, дабы несмышленыш не свернул с выбранного ею пути.
fresher.ru

Как убить в себе “наседку”?

Если вы внимательно ознакомились с вышеприведенной информацией и тщательно ее проанализировали, то прекрасно понимаете: гиперопека крайне опасна как для матери, так и для ребенка. С этим нужно бороться, и лучше не заниматься самодеятельностью, а отправиться прямиком к психологу.

К сожалению, данная практика не получила широкого распространения в нашей стране, посему придется работать над собой самостоятельно. Самовоспитанием реально добиться многого – изменить не только себя, но и свою жизнь. Основные приемы работы с мешающим полноценному существованию и адекватному восприятию отношений с собственным ребенком инстинктом “квочки”:

  • мыслить позитивно;
  • уничтожать на корню лишние, ненужные, тревожные мысли;
  • сдерживаться при возникновении соблазна дать малышу заботы и внимания больше, чем следует.

Прорабатываемые изо дня в день, такие психологические методы постепенно приучат вас к роли нормальной матери. Очень кстати будет помощь в воспитании ребенка других родственников. Главное, чтобы они понимали всю важность своей поддержки, оказываемой вам. Любите детей без излишеств!

Источник: https://lady.tut.by/news/life/370149.html

Материнская гиперопека или Как не стать «наседкой»

Каково быть мамой школьника, или Синдром наседки

«Стой, куда полез!». «А ну-ка, сядь и сиди тихо!». «Слышал, что я тебе говорю? Вот возьми и сделай!». Чем чаще ребенок слышит подобные изречения, тем более вероятно, что он страдает от родительской гиперопеки.

Причем материнская гиперопека встречается чаще, чем отцовская – именно матерям свойственен «инстинкт наседки», побуждающий всячески ограждать свое чадо от невзгод и ошибок.

Почему этот инстинкт иногда принимает гипертрофированные формы и как не навредить ребенку, излишне опекая его – сегодня на sympaty.net.

Чем опасна материнская гиперопека?

Различают два вида материнской гиперопеки –  «снисходительную» и «требовательную».

Классическим случаем «снисходительной» гиперопеки является история детства Будды.

Жил маленький принц во дворце. Родители его очень любили, отдавали ему все самое лучшее и хотели, чтобы он никогда не увидел страдания.

С этой целью к нему была применена строгая мера «золотой клетки» — дворца он никогда не покидал, а все, что он мог видеть и слышать, проходило жесткую цензуру. Что вышло, когда подросший Будда заглянул в дырку в заборе и увидел похоронную процессию, вы знаете.

В реальной жизни таких «маленьких Будд» полным-полно – их закармливают пончиками и конфетами, до 11 класса водят в школу за ручку и потакают всем их капризам (конечно, только тем, которые не связаны с нарушением родительской власти). Однако святые, умеющие впадать в нирвану, из них не получаются!

Зато получаются неприспособленные к жизни, обидчивые и капризные эгоисты, которые не могут понять, почему же жестокий мир не считает их «пупом земли», как родная мамочка!

Пример «требовательной» гиперопеки – манера воспитания Фрекен Бок из знаменитой книжки про Малыша и Карлсона.

Девиз «требовательной» гиперопекающей матери: «Ты у меня будешь шелковым!!!».

В это понятие может быть вложено не только примерное поведение, но и успехи в учебе, занятия в тех кружках и студиях, которые мать считает наиболее полезными для ребенка и т.д.

Любое отклонение от намеченной матерью жизненной программы – преступление, достойное наказания! Свободное время, не заполненное рекомендованными мамой занятиями – потрачено впустую! Прислушиваться к желаниям и склонностям ребенка – педагогическая ошибка!

Итогом «требовательной» материнской гиперопеки становится неуверенный в себе, закомплексованный и неспособный к принятию самостоятельных решений взрослый.

К тому же, частенько, с искореженным детством и подростковым возрастом, где не было места шалостям, веселью и беззаботности. Иногда – с избранным не им образованием, мировоззрением и жизненными приоритетами…

В общем, найти что-то положительное в материнской гиперопеке сложно.

Что провоцирует женщину стать «наседкой»?

Сайт sympaty.net может указать ряд причин, вызывающих явление материнской гиперопеки.

Собственное детство

Или стиль воспитания, который был принят в родительской семье. То есть  в этом случае женщина может даже не осознавать себя гиперопекающей мамашей – она искренне считает, что воспитывать детей так и положено!

Страх за ребенка

Иногда мать живет в постоянной тревоге за ребенка.

Конечно, волноваться за малыша естественно для любой матери, но в редких случаях это состояние становится навязчивой идеей – женщина постоянно выдумывает и выискивает любые источники потенциальной опасности (побежит за мячом — упадет, сломает руку; заведет приятеля – попадет в плохую компанию, станет наркоманом; посидит на сквозняке – простудится и заработает бронхит и т.д.).

В результате это оборачивается «тепличным» воспитанием – ребенку все запрещается, он мало общается со сверстниками, его ограждают от реальной жизни, иногда это все дополняется бесконечной беготней по поликлиникам…

Почему возникает этот постоянный страх?

Породить его может один случай реальной опасности, особенно в раннем возрасте – например, тяжелая болезнь, травма, несчастный случай и т.д.

Однако опасность минует, а мать продолжает считать своего кроху особо болезненным, слабеньким, уязвимым, отличающимся от других детей…

И через годик-другой это все подтверждается – «тепличный» ребенок действительно простужается от малейшего сквозняка, расшибает колено, предприняв попытку сыграть в строго-настрого запрещенный футбол, и завоевывает звание «маменькиного сынка» в детском коллективе!

«Особая ценность» ребенка в глазах матери

Обычно такой «сверхценностью»,  смыслом жизни для матери становится единственный ребенок – например, если женщина долго не могла родить или не сможет родить в будущем, или же она пережила смерть другого ребенка, выкидыш…

Загрузка…

Также эта причина материнской гиперопеки часто свойственна женщинам, поздно решившихся на материнство.

Неудавшаяся личная жизнь

Пережив расставание с отцом ребенка, многие женщины перекладывают всю свою любовь и заботу на малыша. Дескать, «не досталось мне счастья в любви, так зато сына воспитаю как следует!».

К сожалению, таких отказавшихся от поисков личного счастья во имя ребенка женщин в нашем обществе довольно много…

Еще хуже, если мать подсознательно перекладывает вину за развод на ребенка и пытается получить от него «моральную компенсацию» — чтобы он соответствовал ее представлениям об «идеальном ребенке»: закончил с отличием музыкальную школу, поступил в «нужный» вуз, женился на одобренной мамой девушке…

Склонность к перфекционизму

Если женщина стремится быть лучшей во всем, за что берется, то это свойство может породить материнскую гиперопеку – надо, чтобы ребенок учился лучше всех в классе, посещал больше кружков, чем сын соседки, сел на горшок раньше, чем написано в книжке и т.д.

То есть каждую из этих причин можно охарактеризовать как психологический комплекс.

А ребенок в материнских комплексах уж точно не виноват!

Можно ли побороть в себе желание непрестанно «квохтать» над ребенком?

Можно. И очень нужно!!!

Поскольку психологические истоки гиперопеки заложены в материнских комплексах, то с ними и нужно бороться в первую очередь.

Первый шаг в этом – осознать, что проблема вообще существует, а ее последствия очень опасны для ребенка.

Цивилизованные люди в таких ситуациях не стесняются обращаться к семейному психологу – он может грамотно оценить конкретную ситуацию и помочь ее преодолеть.

Но, конечно, посещение психолога не таблетка – глотнул, и нет проблемы!

Работать над собой предстоит в течение долгого времени – «бить себя по рукам» каждый раз, когда хочется немедленно схватить обожаемое чадо за ручку и заорать «Куда полез на дерево, ты же расшибешься!».

Ключом к осознанию необходимости такого «битья по рукам» должно стать понимание того, что принесет ребенку реальную пользу.

Скоро станут заметны и наглядные результаты: например, запишите ребенка в спортивную секцию – скоро он перестанет вечно расшибать коленки, позволяйте побольше гулять – он станет меньше простуживаться, и т.д.

Ага, скажет на это «наседка». «Отпустишь вожжи» — он тут же нахватается троек/попробует закурить в подворотне/подерется или натворит еще что-то ужасающее для гиперопекающей матери!

Возможно, что и так, хотя вовсе не обязательно – у гиперопекаемых детей обычно очень силен «голос совести», который не даст мгновенно пуститься во все тяжкие.

Но даже если ребенок что-то натворит (то, о чем его предупреждали, то, чего боялись!) – это тоже может быть ему нужно! Поскольку личный опыт не заменят никакие нотации!

Чем может помочь семья?

Семья (папа, бабушки, дедушки, старшие братья и сестры) может существенно облегчить судьбу ребенка, которому досталась гиперопекающая мать.

Да и саму женщину муж или родители могут побудить изменить стиль воспитания детей!

Например, если мать просто видеть не может, как ее кровиночка лезет на дерево или делает кувырок на брусьях, пусть всем, что касается физического развития ребенка, занимается отец – ходит вместе с сыном на спортплощадку, выбирает вместе с ним спортивную секцию и т.д.

Опять же, именно отцу стоит сказать свое веское слово в спорных ситуациях – пускать или не пускать подростка на день рождения к другу, давать или не давать ему карманные деньги и пр.

Полностью искоренить «инстинкт наседки» практически невозможно – он заложен от природы.

Но любовь и забота о ребенке абсолютно не то же самое, что материнская гиперопека! Найти грань между этими понятиями и придерживаться ее вполне можно и нужно!

——
Автор – Даша Блинова, сайт www.sympaty.net – Красивая и Успешная

Копирование этой статьи запрещено!

Источник: https://www.sympaty.net/20120610/materinskaya-giperopeka-ili-kak-ne-stat-nasedkoj/

Мама-наседка

Каково быть мамой школьника, или Синдром наседки

Курица-наседка долго высиживает яйца, трогательно заботится о своих цыплятах, обучает их и греет… И все это – с абсолютной самоотдачей. Впечатляет? Конечно! Но так ли хорошо, когда мама начинает вести себя по отношению к ребенку так же?

После рождения малыша центр Вселенной для такой мамы сосредоточен на нем. Она ревностно оберегает любимое чадо ото всех возможных опасностей. Малейшее подозрение на недомогание становится трагедией: «Мой ребенок чихнул! Он заболел? Здоровые дети не должны чихать!»

Опека сохраняется и по отношению к уже подросшим деткам – мама старается оградить их от всех трудностей. Этих детей долго кормят с ложечки и одевают, их редко отдают в детский сад, они бывают лишены таких простых детских радостей, как беготня и активное исследование пространства – а вдруг малыш упадет и ударится?

Плюсы и минусы такого поведения

Конечно, все имеет свои плюсы, например, дети мам-наседок обычно приучены к правильному питанию и режиму дня, их обычно обходят стороной сколиоз, близорукость и гастрит. Кроме того, если мама все свободное время уделяет ребенку, это благотворно сказывается на его интеллектуальном развитии…

Но есть и подводные камни.

Вообще говоря, опека младенца и защита его от возможных опасностей – нормальное проявление материнского инстинкта. И в отношении совсем маленьких деток это, пожалуй, вполне уместно.

Но даже животные, например, та же курица-наседка, меняют свое поведение, когда детеныши подрастают. А мама-наседка не всегда может заметить, что ее малыш уже не нуждается во всесторонней опеке.

В особо тяжелых случаях мама остается наседкой даже тогда, когда любимое чадо носит уже не короткие штанишки, а деловой костюм.

Для развития малышу нужен новый опыт – так, например, введение в рацион твердой пищи учит малыша жевать.

Упав с дивана при неудачной попытке спуститься с него, малыш начинает разрабатывать новый способ оказаться на полу.

Бегая по детской площадке и залезая везде, куда только можно, ребенок учится владеть своим телом и координировать движения – и ничего страшного, если он набьет несколько шишек.

Кстати, новый опыт требует и наличие иммунитета – если организм малыша не сталкивался с незначительными стрессовыми ситуациями, он не сможет противостоять более серьезной опасности.

Кроме того, приходит период, когда ребенку для утверждения собственного «я» жизненно необходимо что-то делать самостоятельно – самому орудовать ложкой, самому надевать штанишки… И плохо, если это продолжают делать за него. А чем старше малыш становится, тем более удушающей и вредной для его развития становится такая чрезмерная опека. Получается, как в стихотворении Михалкова:

«…Он растет, боясь мороза

У папы с мамой на виду

Как растение мимоза

В ботаническом саду»…

Откуда берется стремление к гиперопеке?

Часто бывает так, что гиперопека оказывается наследственным явлением – женщина, выросшая с гиперзаботливой мамой, становится тревожной и неуверенной в себе личностью и невольно отзеркаливает свою неуверенность на ребенка. Отзеркаливает – и сама тут же старается защитить его от мнимых опасностей (а на самом деле – от собственного страха). Этот же тип женщин более всего склонен к страху быть плохой матерью, что только усугубляет проблему.

Другая возможная причина развития гиперопеки по отношению к ребенку – страх потери. Этот страх усугубляется, если ребенок единственный и долгожданный: женщина очень боится его потерять.

Третья возможная причина – несоответствие ожиданиям в отношениях с мужем. Проблемы могут быть во взаимном недопонимании, в отсутствии интимной близости, в занятости супруга.

 В любом случае, результат один – женщина отдаляется от мужа и с головой уходит в воспитание ребенка, который, в отличие от супруга, нуждается в ее любви и заботе. Иногда проявления гиперопеки встречаются и у матерей-одиночек.

В этом случае ребенок становится для мамы своего рода отдушиной.

Четвертая причина – сужение круга общения и интересов. Если до родов женщина вела активную социальную жизнь и имела множество увлечений, которыми она не может заниматься в своем новом статусе, заменой этому начинает выступать ребенок.

Как перестать быть наседкой?

В первую очередь, запомните: вы вовсе не плохая мама. Забота о ребенке – это хорошо, но важно не перегибать палку. Если вы видите, что ребенку мешает ваша опека – это уже первый шаг к переменам.

  Попытайтесь отделить то, что действительно нужно для сохранения жизни и здоровья крохи, от того, что вы делаете, чтобы избавить его от лишних неудобств – и постарайтесь отказаться от второй категории действий.

Пусть малыш делает сам то, что физически способен сделать – это пойдет ему только на пользу.

Любить ребенка – значит, заботиться о том, чтобы ему было хорошо, радостно, комфортно жить всегда, а не только сию минуту. Научите ребенка справляться с трудностями, находить общий язык со сверстниками, отстаивать свое мнение, дисциплинировать себя – и вы окажете ему куда большую услугу, чем защищая его от всего мира.

Источник: https://domashniy.ru/semya_i_dety/mama-nasedka/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.